Сегодня 21 января 2017 г., суббота, 22:44USD 59.66 +0.3176EUR 63.72 +0.5469
Статьи газеты «Мир новостей»

Человек-улыбка Игорь Верник

16 мая 2013
hits 1120
Человек-улыбка Игорь Верник

С такой улыбкой просто нельзя быть неудачником! Вот Игорь и блистает - в телепрограммах, в сериалах, а с недавних пор - еще и на льду. И кто бы мог подумать, что на душе у белозубого звездного шоумена кошки скребут...
- Игорь, известно ли вам, что далеко не все в восторге от проектов “Звезды на льду” и “Ледниковый период”? Приходилось слышать мнение больших, серьезных артистов, считающих, что не царское это дело - поднимать свой рейтинг с помощью ледовых пируэтов...

- Я не знаю, что такое большие артисты и кто из них так говорит... Приходя в свой родной Московский Художественный театр, наоборот, слышу от больших артистов очень хорошие слова об этом проекте. Не говоря уже о том, что мы катались в “Ледниковом периоде” вместе с Чулпан Хаматовой, а уж ее можно смело назвать большой актрисой...

- Многие недоумевали: почему Чулпан согласилась кататься в “Ледниковом периоде” наравне с попсовыми звездами?!

- Надо бы у нее самой спросить... У каждого свой мотив. Я, честно говоря, относился к этому проекту как к чему-то очень далекому. Так получилось, что весь год снимался в кино и не видел ни одной программы в прошлом сезоне. И вот на съемках картины “Время жестоких” судьба свела меня с Ильей Авербухом, знаменитым фигуристом и продюсером, который неожиданно сыграл в той картине роль журналиста. И летом Илюша мне несколько раз звонил с предложением встать на коньки: “Давай попробуем, у тебя получится!”

Для меня это прежде всего актерская история. Честная, без дублеров и фонограмм. Ты остаешься один на один с катком, с партнером. Со своими желаниями и возможностями. И либо ты совершаешь усилие, либо ничего не получается.

Конечно, чуда ожидать не приходится, потому что, как в любом серьезном деле, требуется время... У меня его не было, потому что я впервые встал на коньки 16 августа, а через две недели уже снимали первую программу. Получилось, что я еще только учился кататься, но уже выступал. В общем, младенец едва залепетал, а его сразу вытолкнули на сцену - играть Шекспира!

Будь у меня хотя бы два-три месяца в запасе, я, конечно, по-другому ощущал бы себя на льду. Только к последним программам сориентировался, как надо ставить конек, что к чему...

- Не обидно было, что ваша пара со знаменитой болгарской фигуристкой Албеной Денковой не пробилась в число чемпионов “Ледникового периода”?

- Обидно, конечно. Я максималист, привык, что если уж что-то делаю, то буду делать по максимуму, лучше других. Дело даже не в чемпионстве. Главное ведь - соревнование не с другими, а с самим собой.

Мы с Илюшей шутили, что из меня рвались энергия, душа и желание, а ноги не подчинялись. Я знал, что хочу делать на льду, идей хватало. Но ноги сопротивлялись! Эх, снять бы коньки, я б такое показал!

Я тогда попал в цейтнот. Ставить номера на льду - это реальная большая работа, порой недели мало. Но у меня же еще и репетиции были. В этот период я выпустил две премьеры! В “Табакерке”, куда меня Олег Павлович Табаков позвал, сыграл в “Процессе” по роману Кафки. В Московском Художественном театре сыграл в “Женщине с моря” по пьесе Ибсена. Две очень большие работы, тоже потребовали сил и времени.

Но это еще не все... Я ведь снимался под Одессой в картине “Кардиограмма любви”. Это мелодрама, история любви и страсти.

- Вы сами часто подвержены страсти?

- Страсть - стихия всепоглощающая, разрушительная и одновременно жизнеутверждающая. Она и созидает, и разрушает. В страсти ничтожна грань между разрушением и созиданием. Страсть - это, наверное, высшая форма чувства, и в этом смысле она созидательна. Потому что нет никакого смысла жить, если ты не чувствуешь... Но страсть управляет человеком, и ты просто теряешь контроль над тем, что ты делаешь. Она давит на личность. К счастью, я уже не юн. У меня достаточно опыта в отношениях, в жизни, чтобы успевать “включить голову”. Но по сути своей я очень страстный.

- Многие уверены, что важнейшим из искусств для Верника является телевидение, а уже потом кино и все остальное...

- Конечно, многие знают меня как ТВ-ведущего, и немногие знают меня как актера театра. Между тем я уже двадцать с лишним лет работаю в Московском Художественном театре имени Чехова. После окончания Школы-студии МХАТ Олег Николаевич Ефремов пригласил меня в свой театр, где работаю по сей день. Играю самые разные роли, у разных режиссеров. Но по сравнению с раскрученной историей ведущего Верника моя театральная карьера не так заметна.

- Уж не в знак ли протеста в настоящий момент вы не ведете ни одного ТВ-шоу?

- Недавно вел программу “Ретромания” на канале РЕНТВ, потому что мне понравился этот проект... Развлекательное шоу о событиях 80-х годов. А вот тут мне сделали довольно заманчивое предложение, но оно показалось мне лично ничего не дающим. Лично мне! И я отказался.

- Может быть, вы с годами просто остыли к ТВ?

- Сейчас мне интереснее те предложения, что есть в кино и театре. Намного интереснее! Как говорится, пошла масть, и я хочу закрепить, развить успех.

А с телевидением у меня действительно свои счеты. Да, ТВ принесло популярность, известность, узнаваемость. Но именно ТВ создало вот этот образ улыбчивого, белозубого, слегка высокомерного Верника...

- А этот образ не имеет ничего общего с реальным Верником?

- На самом деле я разный. Я - всякий. И стойкий телеимидж, конечно, вредит мне в актерской профессии. Многие воспринимают меня именно телеперсонажем, не хотят заглянуть глубже.

Я не знаю, что будет дальше. Иногда смотрю вперед и думаю, что, может быть, есть в этом какая-то нелепость, когда уже очень немолодые люди “проигрывают” на сцене чужую жизнь... Но не хочу об этом говорить...

Поймите, я пришел во МХАТ, в великий театр, где работали люди, кем я просто восхищался. Никогда уже потом не испытывал такого трепета, когда входил в театр, сидел на собраниях, репетировал, выходил на сцену вместе с такими актерами, как Ефремов, дядя Петя Щербаков, Табаков, Борисов, Калягин, Мягков, Невинный, Евстигнеев, Степанова, Вертинская, Богатырев... У нас удивительный театр по масштабу личностей. Играть именно в этом театре - их жизнь, судьба. Моя - тоже.

- Вы сказали, что немногие знают про ваши актерские успехи, но еще меньше известно то, что вы и песни поете! Были даже лауреатом Грушинского фестиваля - самого престижного у бардов!

- Да, давно пишу песни, всегда писал. Даже призы какие-то на фестивалях получал. Сейчас все-таки решился диск выпустить. Многие зрители, что приходят на мои концерты, записывают мои песни на мобильные телефоны и спрашивают потом: “Ну когда же диск выйдет?”

- А у вас есть сольные песенные концерты?

- Бывают. Но я же не раскручиваю себя никак. Хотя со мной работают отличные музыканты - группа “Анатомия души”, - с которыми мы аранжировали мои песни, выступаем вместе. С этими ребятами меня познакомил Гоша Куценко, они с ним тоже концертируют. У меня много лирических песен, но есть и ироничные, глумливые, всякие. Вы правы, меня такого мало кто знает!

- Вам обидно это или главное, чтобы близкие ни с кем не путали?!

- Я уже давно не стремлюсь быть добрым гостем в каждом доме, сходить с голубого экрана и испытывать радостные ощущения, что любим всеми людьми этой страны.

- А раньше хотели?

- В молодости ты не понимаешь, что делаешь. Живешь как живешь. Я никогда не продумывал никакой стратегии... Просто жил и делал то, что мне нравилось. Возможно, не появись этот перекос в сторону ТВ, я бы намного больше сделал в актерской профессии.

Иногда, конечно, бывает обидно. Если честно, даже часто бывает обидно! Когда мне говорят: “Игорь, у вас потрясающая улыбка!”, я ничего против не имею, но это все равно, что сказали бы: “Ах, какие у вас красивые пальцы рук, какая интересная форма локтя, а какое у вас замечательное ухо!”

Улыбка - это часть меня. Я, конечно, благодарен родителям и природе. Мама и папа оба очень позитивные, лучезарные люди (Эмиль Верник - знаменитый режиссер-постановщик радиоспектаклей, а мама Игоря работала педагогом в музыкальной школе. - Прим. авт.), которые всегда рядом со мной, мы очень дружны. Это они мне передали улыбку. Но кроме улыбки во мне есть много чего еще...

Я сейчас нахожусь в том возрасте (прошлой осенью Игорю исполнилось 45. - Прим. авт.) и в том состоянии внутреннего и внешнего баланса, что должно позволить мне сделать в профессии что-то по-настоящему интересное. Другой разговор, как сломать инерцию зрительского восприятия? Уже не первый режиссер, начиная работать со мной, говорит: “Ну наконец-то я сделал тебя таким, каким не знал никто!” Не раз и не два такие слова я слышал. Но выходят фильмы, сериалы, спектакли, а принципиально ничего не меняется...

Михаил Садчиков


Просмотров: 1120
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.