Сегодня 18 января 2017 г., среда, 21:04USD 59.18 -0.2185EUR 63.22 -0.0612
Статьи газеты «Мир новостей»

Ноев ковчег нашли в Грозном

16 мая 2013
hits 1266
Ноев ковчег нашли в Грозном

С наступлением лета на Северном Кавказе, как обычно, активизировались боевики. С первых чисел июня в Ингушетии, Чечне и Дагестане произошло несколько терактов. Федеральные власти стараются не акцентировать внимание на обострении ситуации, а президент Чечни Рамзан Кадыров, выступая на праздновании Дня России 12 июня, заявил, что Чечня “подает пример интернационализма и народного единства”. Одним из этих примеров должен стать новый Международный кинофестиваль “Ноев ковчег”.

Утром в пятницу, 13-го, в аэропорту Внуково собралась многонациональная многоконфессиональная делегация. У турникетов рейса на Грозный толпились представители более 20 стран - режиссеры, актеры, журналисты и сценаристы. Что характерно, все друг друга спрашивали о последних событиях в Чеченской Республике... обсуждали недавний взрыв в кафе. “Говорят, рванул газовый баллон, - успокаивал всех мужчина приятной наружности, оказавшийся американцем, отлично знавшим русский язык, - как потом выяснилось, режиссер Джеймс Лонгри обучался “по обмену” во ВГИКе. Однако Джеймса очень напряг вид старенького Ту-134. Он, любитель съемок в “горячих точках”, патологически боялся путешествовать на “тушках”. Рядом стояли не узнанные сразу спросонья голливудские актеры Марк Дакаскос (“Остров доктора Моро”, “Драйв”) и Арманд Ассанте (“Рядовой Бенджамин”, “Наполеон и Жозефина”). Похоже, они ничего не знали о взорвавшихся баллонах...“Вы слышали о чеченских событиях?” – обратилась я к Дакаскосу. “Я думаю, что все узнаю на месте”, - лаконично ответил специалист по кунгфу...

Чеченская земля приветствовала нас раскаленным воздухом, сквозь марево виднелся вход в аэропорт с симметрией ликов Дмитрия Медведева и Ахмата Кадырова. Чернобровые девушки встречали нас не то чтобы с хлебом-солью, но национальными блюдами...

К корреспонденту “МН” приставили эскорт из двух спецназовцев с автоматами - без них нельзя было сделать ни шагу. Почти на каждом доме портреты Кадыровых. На заборах зеленые растяжки, восславляющие год президентства Рамзана. Далее до боли знакомый сюжет – благодушно улыбающийся президент Чечни с детишками. Отовсюду звучат патриотические песни про героев Чечни и кадыровский спецназ. Со мной фотографируются дети и взрослые люди: для Чечни по-европейски одетая девушка с фотокамерой – настоящая экзотика. Многие мне с удовольствием позируют и даже просят их запечатлеть. Но стоило пощелкать на местном базаре, как ко мне подошел мужик с автоматом - собственно, мои стражи ему тут же объяснили, что ко мне не может быть никаких вопросов.

Местный колорит вышеперечисленным не ограничивается: вместо обменных пунктов - менялы с пухлыми пачками валют, мобильные телефоны, выставленные на продажу в застекленных деревянных ящичках, на книжных прилавках - зачитанные до дыр любовные романы - это, как мы поняли, дефицитный товар. Буханки хлеба, сложенные под зонтиками, объявление на магазине: “Вход с оружием запрещен”. Перед магазином воин ислама с умилением вкладывает в ручки пятилетнего мальчика боевой пистолет... Где-то рядом доносятся автоматные очереди - это гуляет свадьба...

Рядом разрушенное профтехучилище - в нем с времен первой войны выросла огромная акация. В центре Грозного уже нет развалин и очень красиво – новые дома, скверы, фонтаны, поля роз, стайки молоденьких девушек - вроде бы ощущение настоящего курортного города. Но в фонтанах умываются кадыровские спецназовцы, отягощенные разгрузками с “рожками”. Однако говорят, что уже потянулись туристы - японцы, китайцы, французы, англичане...

В Грозном проводилась своя “Фабрика звезд” - двадцать отборочных туров, на которых выбирали лучших из лучших. На одну из передач даже Зверева пригласили, несмотря на сомнительный для Чеченской Республики имидж “звезды в шоке”. Говорят, Рамзан поклонник красивых женщин с хорошими голосами - кстати, никто из чеченской “фабрики” под фанеру не пел. Девчонки, участвующие в проекте, с гордостью показывали его фотографии на телефонах, а победительнице конкурса он подарил 400 тысяч рублей. Сейчас готовится второй этап “Восхождения звезды”, и от желающих в нем поучаствовать нет отбоя.

Новым чудом света должна стать строящаяся мечеть на 30 тысяч человек - к ней пообещал презентовать золотые ворота король Саудовской Аравии...Официальная часть прошла в Драматическом театре им. Нургалиева. Зауди Мамиргов, генеральный директор кинофестиваля “Ноев ковчег”, заявил, мол, надоело равняться на какие-то Канны... а президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров посетовал, что “сотни кинофестивалей, проводящихся в мире, как бы сговорившись, вручают награды фильмам, разрушающим многовековые нравственные устои общества...”

В общем, было сказано много слов, которыми обычно встречают новорожденного, были песни и танцы, а потом на сцене появился гость “Ноева ковчега” Никита Джигурда - актер, диссидентствующий бард, исполнитель песен Высоцкого, заставивший заговорить экзальтированных поклонников о переселении душ. Джигурду, который играл роли разбойников, атаманов, снялся в роли “эротического мутанта” в скандальном фильме “Супермен поневоле”, ныне интересуют другие вопросы. В первую очередь призыв к миру и сотрудничеству между народами. “Недавно я узнал из Интернета, что в Чеченской Республике есть такой поселок - Джигурда. Я всегда подозревал о своих горских корнях”, - признался Никита и прочел что-то трогательно-надрывное о родных горах. Зал встал. В глазах президента блеснула слеза... Через несколько секунд народный артист России Никита Джигурда стал до кучи народным Чеченской Республики.

Киношников и журналистов повезли к памятнику Ахмату-хаджи. Арманд Ассанте и Марк Дакаскос вместе с министром культуры возложили венок к подножию высокого постамента. Если посмотреть на каменного Ахмата сбоку, картина очень символичная - его фигура возвышается над горами стройматериалов. Журналистам выдавали по розочке - тем, кто был не против присоединиться к акции. Площадь вокруг памятника опять-таки была оцеплена военными, милицией и рядами абсолютно одинаковых джипов. “Чеченцы любят большие черные машины”, - пояснил один из вояк, - кстати, меня зовут Зевс, а вы кино снимаете... я бы с удовольствием снялся, я все умею, прошел две войны”, - рекомендует себя спецназовец. Кстати, о съемках... Местные профессиональные актеры жаловались на прижимистость Сокурова... Они считают, что великий режиссер по-крупному на них сэкономил, снимая свою “Александру”, - якобы платил 10 долларов в день. Несмотря на то что “Александра” есть в каждом доме, так же как и “12”, Сокурова иногда вспоминают недобрым словом.

Журналистов поселили в гостиницу “Кавказ”. Это уже не тот шикарный многоэтажный комплекс, который был до войны. Теперь так называется чудом уцелевший двухэтажный домик. Рядом акация, раненная бомбежкой. В гостинице и вокруг нее человек пятнадцать охранников. По вечерам они, отложив автоматы, резались в карты и рассказывали на русском анекдоты про евреев. Почти все эти бойцы зарегистрированы в “одноклассниках” и “в контакте”. Когда сидишь в смене, самое время попереписываться с какой-нибудь девушкой на другом конце света. Интернетом здесь пользуются преимущественно через телефон.

Я заметила, что один из спецназовцев читает до неприличия толстую книжку. Оказывается, Муса учился на филфаке в Грозном, потом продолжал образование на юрфаке в мирном Ростове. У него приятное, интеллигентное лицо. Ну почему ты со своими двумя высшими пошел в спецназ... Но Мусе надо кормить семью, а военным в Чечне хорошо платят, поэтому он не преподает в вузе и не рвется в юристы.

Нас оберегали и опекали как младенцев. Не дай бог, кто даже нос разобьет... Что характерно, режиссеров, артистов и журналистов возили на своих личных “лендкрузерах” местные чиновники - например, у меня шофером работал то замадминистрации Заводского района Грозного, то замминистра культуры...То есть из соображений безопасности нас не доверили простым водителям...

По Грозному ездит легендарное желтое такси - оно нам так и не пригодилось. Киношникам и журналистам обещали экскурсию в горы - там нашу культурную миссию встретили бэтээры: в Шатое, видимо, началась какая-то заварушка. Вокруг заросли, зеленка, замечательно маскирующая боевиков. Нас распряжением сверху развернули назад... Мы так и не увидели знаменитые сторожевые башни...

Мы приехали в Грозный после дождя... Море разливанное - примерно сюжет картины “Москва - большая вода”. В лужи по самый бампер ныряют автомобили, юные чеченки, как цапли, гарцуют на высоких шпильках по лужам и крупной гальке. Рядом с жилым коттеджем стоит цистерна с бензином одного вида по 14 рублей. Что за бензин, не объясняют. У соседнего дома очень трогательный заборчик, подпираемый металлическими щитами с символикой Олимпиады-80-х... Вокруг палаток с продуктами шляются две облезлые собаки. Мой охранник ловко попадает в одну из них кирпичом. “У вас много бездомных животных?” - вдруг спрашиваю я. ”Да нет. Всех перестреляли, а эти так, домашние...” - отвечает молодой человек.

Кинопоказы “Ноева ковчега” проходили в здании драматического театра. Было видно, что за время войны люди отвыкли от кино и воспринимали поход на кинофестиваль как большой праздник и переживали эмоций не меньше, чем зрители на заре кинематографа. Особый резонанс вызвал фильм режиссера Залины Лакаевой “Материнское сердце”. Это история чеченской женщины, которая 14 ноября 2000 года во время нападения боевиков заслонила собой раненого солдата и после тяжелого ранения прикована к инвалидной коляске. В 2004 году героиня фильма получила медаль из рук президента Путина “За отвагу”.

Не отрываясь, зрители смотрели и документальную сагу латвийского режиссера Айи Блей о 12- летнем чеченском танцоре Мансуре. Зрительские симпатии достались и “Минутам жизни” белорусского режиссера Руслана Котковца. Действие фильма разворачивается в очереди к кардиологу - дедушка пропускает перед собой “спешащий мир”, который глух к его трагедии.

Рамзан Кадыров принял с почестями нашу делегацию. Президентская резиденция в Гудермесе – огромный ландшафтный парк с замками, мостами, каменными и живыми львами, на зеленом холме масштабная надпись гравием: “Аллах акбар”. Нам сказали, что Рамзан любит больших кошек, лошадей и бойцовых собак. Правда, в отличие от Московского зоопарка клетки не окружены металлической сеткой, а расстояние между прутьями сантиметров десять. Одна из наших коллег неосмотрительно встала у клетки с ягуаром и чуть не лишилась уха... Я отловила Рамзана, когда он вышел подышать свежим воздухом.

“Вот скажите честно, вы-то кино смотрели?” - поинтересовалась я у подуставшего президента. “Да...мне алжирский фильм понравился...этот...” – Рамзан щелкнул пальцами и позвал охранника. “Желтый дом!”- доложил охранник. (Там добрый глава администрации провел страждущим электричество.)

“Вы, небось, импонируете мэру, который решил проблемы простых смертных”, - подколола я Кадырова.

“Я тоже стараюсь служить народу, - ответил Рамзан. - Все, ухожу смотреть футбол, я болею за Россию, только за Россию...” - президент дал понять, что фестиваль – это хорошо, но пора бы и честь знать...

Мария Рунова,
фото автора


Просмотров: 1266
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.