Сегодня 24 мая 2017 г., среда, 05:28USD 56.55 0.0564EUR 63.61 0.4476
Статьи газеты «Мир новостей»

А две копейки были нам мобилой

16 мая 2013
hits 778
А две копейки были нам мобилой

Седьмое ноября - уже не красный день календаря. Его место теперь заняло 4 ноября - День народного единства. От Советского Союза и его главного праздника остались разве что воспоминания. Иногда и взгрустнется - как по детству, куда не купишь плацкартный билет. А вот корреспонденту “МН” его купить удалось! В городе Ижевске один из местных жителей основал Парк советского периода, где собрал 25 тысяч предметов того времени.

НА ОБЛОМКАХ ИМПЕРИИ

Вполне современный пейзаж. По шоссе летят машины, хмуро глядят сверху вниз типовые многоэтажки. И вдруг среди всего этого... Просто представьте, что вдруг вы попали в свою бывшую страну, которой больше нет - СССР, оказались в окружении предметов советского быта. Что вы почувствуете? Мои чувства лучше всего отражает фраза, сказанная Путиным в бытность президентом: “Кто не скучает по Советскому Союзу, у того нет сердца. Кто хочет его вернуть обратно, тот лишился ума”. Сердце вздрогнуло, а разум отключился, когда через много лет я снова увидела их - автоматы с газировкой. Каким же чудом казалось это в детстве: опустить в щелочку одну копейку и тут же получить стакан ледяной газированной воды. Потом садануть по автомату ногой - и второй такой же нальется бесплатно. А если хорошо садануть, то и с сиропом! Да уж что говорить...

Один поворот головы - и ты в революционном прошлом, в порыжелой от времени папахе сжимаешь ржавый револьвер. Другой - в брежневском раю, в армянских кроссовках (жуткий дефицит!) настраиваешь новенький транзистор. Третий - и у тебя над головой оказываются бита и с нее же размером мобила перестроечного братка. Вещи в виде панно приделаны к стенам самодельного сруба-вагона.

Машины, мотоциклы, телефонные будки, откуда можно было позвонить за двушку, “декорируют” сад-огород. Старые сани, лодки, катера - интерьер детской площадки. Все вроде в куче и одновременно все на своих местах. “Как в человеческой голове, - подумала я. - Вроде бы свалка, а всматриваешься в детали - вырастает сюжет”.

Иду, смотря по сторонам, а на меня отовсюду глядит забытое прошлое. Волнистые стиральные доски и цинковые тазы, где наши мамы стирали, натирая мозоли, описанные нами колготки. Пластмассовые красные лошади с черными колесиками, на которых когда-то мы скакали под столы по казавшимся такими просторными хрущевкам. Портреты и бюсты Ленина, имевшиеся вместо икон чуть ли не в каждом доме. Авоськи, откуда призывно торчали батон и бутылка кефира с зеленой крышечкой (помните, чтобы открыть, по ней надо было стукнуть согнутым пальцем?). Весы со стрелкой, на которых хамоватые продавщицы обвешивали нас, советских людей, в советских же магазинах. Кожаное пальто, как у Глеба Жеглова в очень страшном фильме про “Черную кошку”. Печатная машинка, на которой по ночам с грохотом яростно печатал папа, пытаясь хоть что-то заработать в голодную перестройку. Керосиновая лампа, которую в это же время где-то откопала мама, когда по всему городу начались перебои со светом. Помню, из-за этого у нас в городе как-то случился митинг: женщины бежали с работы, чтобы успеть “на Марианну”, и в час икс из-за веерного отключения электричества повально застревали в лифтах...

СОВЕТСКИЙ ДВОРЕЦКИЙ

Когда коренной житель Ижевска Александр Дворецкий только выставил свою коллекцию на всеобщее обозрение, многие его не поняли. Одни сочли веселого дядьку в одеянии комдива и каракулевой папахе городским сумасшедшим, другие и вовсе восприняли агрессивно. Зато сегодня он всеобщий любимец, а его детищем, получившим в народе название Парк советского периода, гордится, как местной достопримечательностью, любой ижевчанин. Ради подобной экзотической экскурсии в Удмуртию зачастили иностранцы из Америки, Китая, Бразилии. Да и мне попутчик в поезде посоветовал знакомство с Ижевском начать именно с парка.

Экспонаты для парка придумавший его Александр Дворецкий собирает уже 25 лет - по рынкам и антикварным магазинам, деревням и заброшенным домам, стройкам и стоянкам дальнобойщиков. Про каждую находку может рассказывать часами.
Александр Дворецкий
во всей красе


- Вот эту боксерскую грушу я добыл на свалке, - с гордостью демонстрирует трофей Александр. - Издалека увидел. Там уже экскаватор за ней лапой тянулся, так я вперед него успел!

Там же, на свалке, отчаянный коллекционер откопал самодельную семиструнную гитару 60-х годов. Тогда ведь купить гитару было невозможно, вот кто-то и сделал сам. Раритет, судя по всему, служил нескольким поколениям: об этом свидетельствует переводная картинка с портретом актрисы, соседствующая с наклеенной фотографией Цоя.

- Музыкальную шкатулку с танцующей балериной нашел на чердаке заброшенного дома. Лодку - в сарае в разрушенной деревне. А вот это... Вот это я купил в антикварном магазине за полторы тысячи рублей. Хотел себе на эти деньги зуб вставить, но как увидел - плюнул на зуб, не мог пройти мимо!

В руках коллекционера, глаза которого горят гордостью, появляется очень засаленная тряпка. Только взяв ее в руки, понимаю, в чем соль. Она, собственно, именно в ней в прямом смысле слова. Поначалу это трудно даже осознать, но я держу в руках настоящую буденновку времен Октябрьской революции - рваную, засаленную, впитавшую в себя не один литр революционного пота своего хозяина. Кто это был? Кто теперь знает...

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ

Как ни странно, в последнее время именно эта тема - утраченной памяти - все чаще стала приводить к Дворецкому вещи. Их, поверив в успех его идеи, стали приносить люди.

Вот одеревеневшие от времени кобура и планшет. Их принес правнук погибшего в ленинградском небе летчика. В кобуре листок, на нем аккуратным почерком записаны имя, дата и место смерти героя: “Михаил Смиранский, морская авиация, 3 ноября 1942 г., Финский залив”. Строго смотрит с черно-белой фотографии Дмитриев Валентин Георгиевич, 1913 года рождения. А вот целая коробка писем из Афганистана, ее принесла жена погибшего там офицера. Закапанные слезами строчки: “Люблю... Вернусь...”

- Да что же это такое! - попыталась возмутиться я. - Как люди могут такие вещи отрывать от семьи. Это же личное! Это же история!

- А в этом и дело, - вздыхает Александр. - Потому и приносят. Чтобы помнили...

По его словам, он все чаще слышит просьбы: “Возьмите это, расскажите людям”; “Я умру - пропадет зазря, а так хоть кто-то узнает”; “Будет храниться дома, никто не узнает, а у вас - увидят точно”. Документы, письма, форма. Только фуражек около двадцати штук.

- Вот Балтийский флот у меня, а вот - Черноморский, - гордо, словно он действительно владелец флотов, перечисляет Дворецкий.

А я думаю, что странные скоплены у него богатства: биографии, судьбы, жизни. Но ведь богатства же! И поделиться частью своих сокровищ он действительно умеет - и смехом, и слезами.

- Вот десантный рюкзак у меня, - говорит, пока я задумалась. - Это Димка отдал свой. Он из Чечни вернулся с перебитым позвоночником. Частенько заезжает на коляске ко мне попить пива, смотрит, как ребятишки его рюкзак примеряют, вспоминает...
Когда-то эти авто считались роскошью


САЛЮТ МАЛЬЧИШУ!

Попить пива - это в кафе. Летом в своем парке Александр открывает шатер, в нем (естественно, среди экспонатов!) и устраивает угощение. Эту идею придумали в прошлом году. Назвали кафе-музей “Мальчиш-Кибальчиш”. Оформили. Вышло успешно! Все лето тут весь город, очень много детей. Оно и понятно: где еще тебе разрешат посидеть на старинном мотоцикле (их в коллекции Александра одиннадцать), или порулить в раритетном авто (их, разных, от “инвалидки” до “Победы” - восемь штук), или померить настоящий космический шлем! Зимой парк детишек также привечает: заливают каток, наряжают елку, лепят крутую горку с бруствером. Катайся - не хочу. Главное, все бесплатно. Как в Советском Союзе.

Да и на будущее планов громадье. Недавно Дворецкий разжился целой кучей цементного “добра”, который, пока суд да дело, хранится на даче у тестя, а там, глядишь, появится в Парке советского периода настоящая Аллея Героев.

- Здесь у нас воинская часть была, - рассказывает он. - Так чего-то там начали ломать, перестраивать, и мне строители позвонили. Говорят: “Саша, приезжай, забирай бюсты”. Я туда бегом. Честное слово, пока собирал, никогда в жизни так не ревел. Зоя Космодемьянская валяется, Олег Кошевой, Гагарин. У кого голова отдельно, у кого носа нет. Были бы они металлические, их бы в металлолом сдали. А они цементные, так вот как с ними поступили - покидали, бросили. Разве ж можно так с героями?!

Из всех цементных героев целым по иронии судьбы остался только один - ижевчанин, летчик Евгений Кунгурцев. Теперь его бюст гордо возвышается между “запорожцем” и 410-м “москвичом” 1953 года выпуска. А долго ли коротать герою время в одиночестве, один Бог ведает. Починить-то героев Александр починит, а вот куда размещать аллею? Проблема в том, что знаменитый и любимый всеми Парк советского периода не такой уж большой. Да дело даже и не в этом. А в том, что стоит все это добро на земле, которую Александр арендует у частного лица. Пока все нормально, а вот раздумает лицо - и не будет парка. И куда тогда деваться энтузиасту Дворецкому со всем его имуществом, нажитым непосильным трудом?

Потому ходит Александр в администрацию города, обивает пороги уже пятый год, просит помещение в аренду для музея, где и развернуться можно будет пошире, и народу больше принимать. Только пока никто из власти навстречу ему не идет.

Но это, впрочем, и неудивительно. Потому как - куда деваться - сменились и вещи, и люди, и характеры, а в отношениях с чиновниками многое у нас осталось с советских времен, да и, похоже, вообще неискоренимо. Правда?

Марина Алексеева,
фото автора


Просмотров: 778
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость Есть ли жизнь на Марсе?


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.