Сегодня 24 января 2017 г., вторник, 08:13USD 59.50 -0.1663EUR 63.94 +0.2152
Статьи газеты «Мир новостей»

Вымирающие деревни спасут сельские учителя

16 мая 2013
hits 665
Вымирающие деревни спасут сельские учителя

В России ежегодно закрывается около 700 сельских школ. Оно и понятно. Молодежь из села уезжает, дети не родятся, учиться становится некому. Но давно подмечена закономерность: пока школа существует, деревня живет, ликвидируют школу - умирает. Сельские учителя нашли единственный способ, чтобы наполнить опустевшие классы: стали усыновлять детей.
Сельская школа выжила чудом


ВНАЧАЛЕ БЫЛА ДРАКА

Саратов - еще цивилизация. А у области уже щербатая улыбка. Маленький городок Аткарск встречает дождем, разломанным перроном и дракой. Подростки жестоко и матерно дерутся под памятником Ленину, швыряя друг друга прямо в привокзальные лужи. Валяются брошенные ими пивные бутылки. Воняет вокзальным туалетом.

В старом жигуленке теплее. И таксист разговорчивый, приветливый.

- А что с них возьмешь? Школьники... - многозначительно вздыхает он.

Иначе чем на такси в село Прокудино не добраться. Рейсовые автобусы туда не ходят. А еще вернее было бы на тракторе. Дорога дырявая, узкая, по обеим сторонам глубокие овраги.

- Не боись, щас по полю поедем! - утешает бомбила.

Оставшиеся тридцать километров мы практически плывем по грязи. Вокруг никого. Только обугленные подсолнечные поля да разоренные коровники. Мобильной связи нет.

Остается гадать, как по такой дороге планировали пустить школьный автобус до райцентра? А ведь тогда, несколько лет назад, нынешним ученикам школы в селе Прокудино светило именно это.

По сути, судьбу маленьких деревенских школ в России решила программа “Реструктуризация сети общеобразовательных учреждений”, введенная несколько лет назад. В условиях подушевого финансирования они оказались не способными к выживанию. Школа пустеет - ее расформировывают. Оставшихся школьников - в базовую школу в райцентре, учителя - как устроятся. То, что деревня зачастую после такой реформы умирает, - вопрос отдельный.

С Прокудином, однако, так не вышло. В 2006 году, когда оказалось, что в первый класс идти некому, персонал школы почти в полном составе набрал под опеку приемных детей.

- Сначала да, было сложно, - соглашается директор Прокудинской школы Светлана Зонова. - Ведь ребята из интернатов все с непростыми судьбами. Многие из них были неграмотными, прятали еду, дрались. Раз интернатские подрались с детдомовскими. Это было просто страшно, они дрались как звери, их невозможно было разнять. Одна из наших учительниц просто расплакалась от бессилия. Только тогда они остановились. Я помню этот момент. Мальчиков шокировало, что из-за них кто-то заплакал...

- Только больше у нас драк не бывало, - улыбается Светлана Павловна. - Ведь чем хороша деревенская школа? Она маленькая. И все наши дети видны как на ладони. Это и позволяет нам их подтягивать по учебе, перевоспитывать, отогревать, в общем...

ВОСПИТАНИЕ ЧУВСТВ

В то, что несколько лет назад школу чуть не закрыли, трудно поверить. Она как конфетка, и столичной на зависть. Большой двор с ухоженными грядками, парком, раскрашенными разноцветными красками пеньками. Внутри тоже чисто и просторно. На стенах - яркие рисунки, рукодельные плакаты и стенгазеты, посвященные родной деревне. А еще повсюду развешанные фотографии учеников с родителями. Из чего сразу видно: дети здесь учатся сплошь из хороших семей. Тут как будто во всем атмосфера большой дружной семьи. А на переменах среди многоголосия бегающей по коридорам малышни и даже на уроках здесь постоянно звучит слово “мама”. И ведь так и есть. В этой удивительной школе учительницы через одну - мамы учеников, школьники через одного - дети учителей.

- Как это было? - вспоминает директор школы Светлана Зонова. - Я собрала педсовет и так и сказала: “Слабо?”

На такую постановку вопроса, кстати, у Светланы Павловны было полное моральное право. Еще в 2003 году она сама усыновила ребенка - детдомовскую девочку Олю. На тот момент безо всякой идеи, просто потому, что трое своих детей выросли, зажили своей жизнью, а так хотелось, чтобы в доме снова звучал детский смех. Зазвучал он, правда, не сразу. Удочеренная девочка вначале больше напоминала затравленного зверька. Собирала крошки со стола, не умела чистить зубы, обманывала, прятала еду.

Отогревшись же в семье, новообретенная директорская дочка вскоре начала просто поражать местных учителей своими успехами в учебе и вообще меняться на глазах. Кто знает, может, это и сыграло свою положительную роль. Только после поставленного на педсовете ребром вопроса “Слабо?” вдруг случилось чудо. Персонал школы почти полным составом - от директора до технички - отправился в областной детский дом усыновлять детей. В тот год их забрали под опеку 12. Но самое удивительное даже не это. Обездоленные дети продолжают пополнять прокудинские семьи до сих пор. В этом удивительном селе забирать детей в семью стало чем-то вроде правила. Сегодня приемных тут почти половина: из пятидесяти учеников 31 ребенок - домашний, 19 - приемных. Разглядывая детей на переменке, отличить одних от других - ни по одежке, ни по уму, ни, главное, по глазам - я не смогла. Не смогла и на уроке. В тот день по литературе проходили “Судьбу человека” Шолохова. Обсуждая текст, все дети сходились в одном: главный подвиг Андрея Соколова в том, что он спас ребенка, усыновив его.
Елена Насульчик - одна из первых педагогов школы усыновила детдомовского мальчика


НОВАЯ ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПОЭМА

За эти годы в Прокудине освоили все формы усыновления. Многие дети здесь находятся под опекой, есть и приемные семьи, и семейно-воспитательные группы. В столице матерью-героиней быть немодно, в Прокудине к этому стремятся. Увидев такую педагогическую идиллию, сам Макаренко бы расплакался от счастья. Сегодня у директора школы Светланы Павловны Зоновой - трое приемных девочек. У школьной технички Ольги Викторовны Саракуевой - пятеро приемных детей. У школьного повара Галины Саркисовны Свенян - четверо мальчишек. А двое уже окончили школу, теперь получают высшее образование в Саратове. И это помимо родных детей.

Усыновление детей тут, похоже, поставлено на поток. А сотрудникам Прокудинской школы впору писать руководство по “отогреванию”.

- Что видишь каждый раз, когда приезжает новый ребенок? Всегда коротко стриженные волосы - педикулез, от которого избавиться можно только так, - рассказывает Светлана Зонова. - Я по своей Дарье сужу. Она ведь тоже лысая ко мне приехала. И я, помню, подумала: “Господи! Ну что же они там с ними делают? Зачем наголо стригут?” Тогда Даша сама мне показала проплешины на голове, объяснила, что это вши проели и выхода другого не было, как только налысо подстричься...

- В другой раз я была шокирована, когда Дашка перед Пасхой спросила меня: “Мам, а мы сегодня на кладбище пойдем конфетки и яички собирать?” - продолжает Светлана Павловна. - Начала ее расспрашивать, и она рассказала, как они с другими детьми-бродягами всегда ждали праздничных дней, чтобы пойти на кладбище. Ходили туда, как на работу, - добывать еду. Однажды набрали огромный “улов” - 170 яиц. Сложили их в коробочку и наедались от души, наверное, неделю.

Тут могут рассказать и историю про Лешу, который, взятый под опеку в девятом классе, дрался со всеми подряд, а слова “спасибо” и “пожалуйста” научился говорить через год. И про Сашу, от которого до того, как он попал в Прокудино, два раза отказывались пытавшиеся взять его в семью саратовские опекуны. И про Катю, которая в 14 лет учится в пятом классе. Когда ее, десятилетнюю, поймали в электричке и привезли в Прокудинскую школу, она даже не умела читать. Поэтому пошла в первый класс. А сейчас, перейдя в шестой, собирается получать паспорт.
У директора школы Светланы Зоновой чужих детей не бывает


МАЛЕНЬКИЙ И ВЕРА

За внешней идиллией - огромный труд. Но и большие результаты. Можно сказать, стахановские, если это уместно по отношению к данной проблеме. За последние годы из Прокудинской школы выпустились двое золотых и пятеро серебряных медалистов. Большинство выпускников поступили в вузы, стали студентами. И все они, кстати, собираются, получив высшее образование, вернуться домой - в Прокудино. Ведь тут им есть и где жить, и где работать. Где? Да, как они сами мечтают, в школе, учителями! Получается, что прокудинцам удалось невозможное. Они не только сохранили школу, а вместе с ней и деревню, но и вырастили себе смену. Нет причин волноваться и о будущих учениках: среди сельских приемных детей подрастают малыши Ромка и Егор.

Ромашка, пока мы разговариваем с его приемной мамой Галиной Саркисовной, весело гуля, носится по коридорам школы, перебираясь с рук на руки. Глядя на это, трудно даже поверить, что еще месяц назад, когда его - полуторагодовалого отказничка - забрали из детской больницы, он молчал и не умел ходить. Научился же всему Ромашка дома буквально за месяц.

История двухлетнего Егора заслуживает отдельного рассказа.

В столовой Прокудинской школы работает молоденькая Вера. По сути, это еще одна дочка Галины Саркисовны. Только не приемная, не усыновленная, а просто названная.

- Когда я усыновила первого мальчика, Лешу Измайлова, он был девятиклассник. Мы знали, что у него есть сестра Вера. Однако Вера уже была совершеннолетней, ей было 18 лет, - рассказывает Галина Саркисовна. - И вот когда Леша был уже год в нашей семье, Вера позвонила ему и рассказала о себе. Оказалось, что девочка попала в беду. Она беременная, на последнем сроке, а отец ребенка, хоть до этого обещал золотые горы, уехал в Москву и испарился. Ей скоро рожать. А жить не на что. Чтобы хоть как-то прокормиться, она моет машины на автомойке...

Надо ли добавлять, что в тот же день Лешу послали за Верой. Когда несчастная голодная девушка приехала в Прокудино, она была уже на сноях и при этом... еще не стояла на медицинском учете по беременности! К счастью, все обошлось. А вскоре большая семья стала еще больше - родился абсолютно здоровый, хорошенький и радостный Егорка.

- Воспитывали его всей семьей. Мальчишки буквально носили малыша в зубах, - смеется Светлана Павловна. - А через два года Веру мы выдали замуж. Ее муж усыновил ребенка. Но Вера до сих пор Зовет Галину Саркисовну мамой, а Егорка - бабушкой.

Марина Алексеева,
фото автора








P.S. Теперь школу в Прокудине закрывать никто не собирается. Наоборот, она гордость района. Официальная экспериментальная площадка, проект социальной адаптации детей. И я, возвращаясь домой, радостно думала: а может, это выход для российской деревни? Но... в Москве меня ждала горькая правда. В результате телефонных переговоров выяснилось: ни село Сорокино Пензенской области, ни деревня Сенное близ Брянска, где учительницы также брали в семьи детей, на карте больше не существуют. Получается, Прокудино - исключение из правил. Почему же оно выжило? И, подумав, я поняла почему. Потому что там есть то, чему не страшны никакие реформы. То, благодаря чему, может быть, когда-нибудь выживет не только деревня, но и Россия, и даже все человечество. Любовь.
Просмотров: 665
Поделиться
Следующая новость Вокруг света за 80 руб.


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.