Сегодня 24 января 2017 г., вторник, 12:14USD 59.50 -0.1663EUR 63.94 +0.2152
Статьи газеты «Мир новостей»

Стража Эрмитажа

16 мая 2013
hits 645
Стража Эрмитажа

Питер. Дворцовая площадь. Зимний дворец. От самых ворот через двор топчется разновозрастная и многонациональная очередь. И только Жужа не собирается ждать. Она важно идет прямо ко входу - прямой наводкой в Зимний дворец. И - о, чудо! - посетители и охрана без вопросов ее пропускают, да еще и улыбаются. Все дело в прописке! Она у Жужи, как и у нескольких поколений ее предков, эрмитажная. В главном достоянии Санкт-Петербурга кошки, его секьюрити и талисманы одновременно, живут уже несколько сотен лет.

КОШКИ-МЫШКИ ИСТОРИИ

Об этих кошках в Питере говорят: “Да это уже порода такая - эрмитажные”. Один студент даже защищал на эту тему дипломный проект. Мол, проживая среди предметов высокого искусства, животное ну просто не может не подняться главою непокорной над соплеменниками. В подтверждение указывал два признака породы: интеллект и большие удивленные глаза. Удивиться в Эрмитаже, понятно, есть чему. Однако, если без шуток, когда-то давно, когда коты впервые появились в царских покоях, они действительно принадлежали к одной редкой породе.

- Начало этой истории, то есть появление кошек в Эрмитаже, связано с Елизаветой Петровной - дочерью Петра Первого, которая в 1747 году повелела прислать из Казани пригодных для ловли крыс и мышей котов. Назывался этот уникальный пример законотворчества “Указ о высылке ко двору котов”. В Казани в это время обитал какой-то особенный вид котов. Сегодня, правда, он вымер, и ученые пытаются его возродить, - рассказывает помощник директора Эрмитажа Мария Халтунен. - Коты эти были широкомордые, с круглым черепом, выпуклым лбом, широкой шеей и имели, что называется, косую сажень в плечах. В общем, если когда-то существовала на свете порода бойцового кота, то это была она.

Согласно документальному свидетельству, котов мужеского пола данной породы собирали по всей Казани, но до запрашиваемой императрицей цифры все равно не хватило. Поэтому кошаков забрали и у некоторых хозяев, буквально оторвали от сердца. Впоследствии же эшелон котов бойцовых так и поселился в царских покоях, дабы охранять их величества от грызунов. Сначала в небольшом дворце на углу Невского и Большой Морской улицы, а потом и в Зимнем, куда въехала Екатерина Вторая. За службу котам официально выписывали провиант. Но и отняли самое дорогое, что есть у мужских особей. По требованию императрицы все кошачье племя должно было быть “кладеным”, то есть кастрированным.

Тем не менее теплое место котам пришлось по нраву. А кто пробовал прогнать кота с теплого места, тот знает, что лучше этого не делать: навалит вам в тапки. То ли царственные особы переживали за свою обувь, то ли так им досаждали крысы, то ли просто любили животных, только с тех пор в царских покоях, а позже и в Зимнем дворце коты больше не переводились. Разве что в революцию породистые сменились “пролетариатом”, который - уже обоих полов - процветает тут до сих пор. Ну и, понятно, на некоторое время котов из Эрмитажа вытеснила блокада, когда в городе вообще не осталось никаких животных, кроме крыс. Благодаря этой ситуации, впрочем, кошаки заново воцарились в Зимнем.

- Существует легенда, не подтвержденная документально, что после прорыва блокады в Ленинград из центральных регионов страны было завезено два эшелона котов, - продолжает Мария Халтунен. - Зачем? Город был оккупирован крысами, и нужно было что-то делать...

Тогда, говорят, набежавшие к перрону люди расхватывали котов наперебой. Очередь выстроилась до самого вокзала. Но и гордость Питера, Эрмитаж, само собой, не обидели. С тех пор коты остались тут навсегда.

НЕПОБЕДИМЫЕ И ЛЕГЕНДАРНЫЕ

Как сегодня относятся к котам в Эрмитаже, видно невооруженным глазом. Стол в предбаннике директорского кабинета просто заставлен кошачьим артефактом разных мастей. Тут и фарфоровые, и деревянные, и каменные кошки - статуэтки. Важные полосатые “пролетарские” морды глядят с глянцевых открыток с фирменной печатью “Эрмитаж”. Есть также официальный журнал учета с гордой надписью: “Коты” и рукописным портретом, изображенным маркером неизвестного художника.

- Реестр сотрудников? - догадалась я.

- Ну почти, - улыбается госпожа Халтунен. - Вообще-то в музеях Европы - например, в Британском музее - есть такая практика: котов регистрируют в реестре рабочих единиц. Но мы пока до этого не дошли.

Хотя, вероятно, подобный документ заводить вскоре придется. А как же? Ведь кошки в Эрмитаже, в сущности, являются полноценными сотрудниками. Основная функция - охрана объектов искусства, которые интересуют крыс в качестве деликатесов, особенно картины, ткани, книги и объекты прикладного искусства. Тут, если бы не кошки, могла наступить беда. Однако из-за обилия усато-полосатых секьюрити грызуны боятся даже близко подходить к Эрмитажу. И никакие действия по обработке подвалов с эффектом “присутствия кошки” не сравнятся. Потому что научно доказано - у грызунов падает потенция только от одного кошачьего запаха!

Куда там скромному Британскому музею, где работают семь котов, до нас. В Эрмитаже их живет почти в 10 раз больше! Да еще идет постоянная ротация. Это, кстати, создало сотрудникам Эрмитажа особую проблему: котов уже не знают, как называть. Когда иссякли всевозможные Васьки и Мурки, взялись за имена великих художников, страны мира, античных богов. Потом пошли в ход названия американских штатов. Поэтому, когда кто-то из сотрудников музея заявляет, что Канзас напал на Айову, все понимают правильно. А подобные сообщения не редкость, ведь даже в самом пафосном музее страны коты не перестают быть котами. Они дерутся, шалят и затевают что ни попадя. Однажды всем музеем пришлось спасать кошку Вандейку, которая ухитрилась обойти весь Эрмитаж по периметру, каким-то образом забравшись в воздуховод. Охрана ночью, а музейные смотрители днем были вынуждены метаться по залам, когда то в одном, то в другом вдруг раздавался леденящий душу крик. Позже, уже поймав Вандейку, инженеры подсчитали, что кошка ухитрилась пройти по лабиринтам внутренних коммуникаций несколько километров.
В подвалах Эрмитажа десятки кошек неустанно берегут произведения искусства от зубов охочих до них грызунов


Еще одна “легенда” - кошка Катька, которая жила в Эрмитаже несколько лет назад. Это животное по неведомым причинам облюбовало царский трон и, улучив момент, постоянно на нем устраивалось. От этого в зале, знамо дело, тут же включалась сигнализация, распугивая посетителей. После чего кошку со скандалом выдворяли. Она, однако, вскоре воцарялась на троне снова. До тех пор, пока однажды это всем не надоело. И теперь вход в демонстрационные залы кошкам запрещен.

КОШКИН ДОМ

Потому мы идем туда, где коты считаются полноправными хозяевами, - в подвалы Эрмитажа.

Живописный куполообразный туннель с кучей разветвлений и поворотов наводил на мысли о монахах-отшельниках и Средневековье, если бы не признаки чисто кошачьего интерьера, которые сразу все делают забавным и уютным. Коты в этих коридорах жили с начала эрмитажных времен и теперь чувствуют себя вполне по-хозяйски. Поворот влево - кошачья столовка: разноцветные мисочки, выставленные на покрытых клеенкой супернизких столах. Поворот вправо - спальня: выставленные в ряд корзинки, застеленные специальными матрасиками и одеяльцами. Сами коты тут тусуются везде - носятся по лабиринтам, возлежат на трубах, общаются. Все чинно, благородно. К тому же помимо кошачьей общаги тут есть еще и хранилище кошачьих продуктов, аптека, располагающаяся в ящиках антикварного комода, и лазарет.

Еще одно царство кошек - проезды и дворы Эрмитажа, причем как маленькие, между зданиями, так и знаменитый, центральный.

Большой двор Старого Эрмитажа, дворик с антагонистичным названием Собачий, Черный проезд поразили еще одной чисто эрмитажно-кошачьей деталью. Тут везде наставлены дорожные знаки с надписью: “Осторожно! Кошки!”, дабы кто-то из проезжающих мимо шоферов случайно не отправил мурку в мир иной. Поэтому машины здесь ездят маневренно и аккуратно. Зато коты совсем обнаглели и висят на статуях, взмывают прямо над головами либо лежат на асфальте с выражением лица “Да ты знаешь, кто я?!”.

Хорошо, в общем, им тут... А особенно в День мартовского кота. В этот день, традиционно в конце первого месяца весны, в Эрмитаже проводятся всевозможные акции, посвященные усато-полосатым сотрудникам. Дети рисуют их, лепят кошачьи фигурки, школьники пишут сочинения на тему “Образ кота в искусстве”, в Иорданском зале устраивают выставку лучших работ...

“Зачем все это?” - спросите вы. Как ни парадоксально, чтобы коты... убывали. Точнее, устраивались в семьи, причем хорошие. Сотрудники Эрмитажа внимательно следят за их дальнейшей жизнью. Не сложилось - заберут обратно. Тем же, кому повезло устроиться, выдают “приданое” - сертификат. На нем черным по белому написано, что кот новым хозяевам выдан почетный, что ни на есть эрмитажный.

- А как же! - убеждены сотрудники. - Какой бы ни был кот и как бы ему ни было у нас хорошо, все равно он мечтает об одном - о доме.

Вскоре к услышанному добавился и живой пример. Когда я уже покидала Эрмитаж, меня через весь центральный двор провожала все та же черно-белая Жужа, что встретила вначале. До самых ворот она улыбалась мне, что-то рассказывала, терлась о ногу и так смотрела снизу вверх огромными, круглыми, как блюдца, удивленными и полными интеллекта глазами, что я не выдержала и захотела взять ее с собой. А что? Не кто-нибудь, а редкой породы кошка - эрмитажная...

Марина Алексеева, спецкор “Мира новостей”,
Санкт-Петербург


Просмотров: 645
Поделиться
Следующая новость Везет же!


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.