Сегодня 27 мая 2017 г., суббота, 03:41USD 56.75 +0.6859EUR 63.66 +0.6573
Статьи газеты «Мир новостей»

Ловушки для деток

16 мая 2013
hits 590
Ловушки для деток

ЧЕМ ОБЕРНУЛИСЬ БЛАГИЕ НАЧИНАНИЯ ГОДА РЕБЕНКА ДЛЯ РОССИЙСКИХ ДЕТЕЙ

Немного воды утекло с тех пор, как в России прошел год Ребенка. Это был 2007-й. Тогда, казалось бы, власти плотно взялись за улучшение ситуации с детьми в России. И с обычными - только в столице обещали строить по 100 детских садиков в год. И с сиротами - одним махом по всей России развернулась мощная агитация по усыновлению. И даже с еще не родившимися - с года Ребенка в России начала работать программа “Материнский капитал”. Что изменилось с тех пор? Каковы результаты всех этих нововведений? Что за цветы взошли на месте посеянных семян? И почему это оказались цветы зла? Во всем этом накануне Дня защиты детей попытался разобраться наш корреспондент.

ЛОВУШКА № 1: ДЕТИ И САДЫ. ДЕТСКИЙ АД

Итак, начнем с нормальных детей. Обычных, здоровых. Именно в год Ребенка мы узнали, что у нас с ними большая проблема. Их мало. С тех пор пропаганда, посулы и, видимо, патриотизм сделали свое дело: граждане всея Руси начали активно плодиться, размножаться и яростно исправлять демографическую ситуацию. И здорово, надо сказать, за два года ее исправили. По данным статистики, к 2010 году рождаемость в России повысилась почти на 5%. К чему это привело? Об этом мы узнали из письма в редакцию.

“С 28 по 30 мая 2010 года состоится третья общероссийская голодовка. Добьемся права наших детей на дошкольное образование!” - гласило письмо. К нему прилагалась фотография разгневанного трехлетнего малыша с подписью: “Хочу в детский сад!”

- Эта голодовка по счету будет уже третьей. И в ней будут принимать участие уже десятки мам и пап из разных регионов России, среди которых Новосибирск, Красноярск, Томск, Иркутск, Петрозаводск, Самара и Москва, - рассказал в телефонном разговоре организатор голодовки Семен Гунькин.

История семьи Семена тривиальна. Тем и кошмарна. Жили не тужили, пока не родили второго малыша. Тут успокоим сразу представителей ювенальной юстиции: 2- и 3-летние девочки-погодки в семье Гунькиных в порядке: и еда, и одежда, и игрушки, и, главное, любящие родители тоже есть. Только вот ради всего этого - детского - достатка сами они вынуждены голодать.

- Планируя второго ребенка, мы и не подозревали, на какие нарвемся серьезные проблемы, - рассказывает Семен. - Планировали: подрастет старшая, пойдет в сад, и будет полегче. А что мы имеем сейчас? Обе дочки в садик не попали, и непонятно, попадут ли - очереди в сады огромные. Жена соответственно на работу выйти не может, сидит с детьми. Все - еду на всех, квартплату - тащу на себе я на зарплату 10 тысяч, и этого едва хватает. Можно, конечно, рассмотреть платный сад. Но даже если жена выйдет на работу, ее зарплаты разве что хватит на содержание в нем одного ребенка. И что?

В подобном положении все семьи, которые будут принимать участие в голодовке. Причем часто оно еще хуже, если нет бабушек, если квартира съемная, если детей больше, чем двое.

- Поначалу мы пытались избежать таких кардинальных мер, как всероссийская голодовка, просто, собравшись с мамами, ходили по чиновникам, но они говорят: “Нужно было тщательнее планировать детей”, или “Зачем рожали, если денег нет на частный садик”, или “Нужно достойно и молча стоять в очереди на детский сад”, - рассказывает Екатерина М. из Томска. Мать-одиночка, она на свою зарплату программиста ухитряется снимать жилье, оплачивать няню и содержать ребенка. - А сама... Я и так голодаю, только об этом ведь никому знать не интересно...

А вот Елена Д. из Красноярска - еще одна участница голодовки - вообще осталась одна с тремя детьми. И... тоже без садика. Ей, правда, удалось извернуться по принципу “голь на выдумку хитра”. Юрист по образованию, Катя устроилась работать на ближайший завод дворником. Только так и удалось засунуть среднего ребенка в ведомственный, заводской детский сад. Хорошо, старшая дочка ходит в школу. Однако расслабляться маме-дворнику и сейчас не приходится, ведь к детсадовскому возрасту подбирается младший карапуз. Что делать? Видимо, придется мести заводской двор за двоих.

- Нет, если честно, в комиссии после очередного с ними скандала мне предложили садик. Но он находится в часе езды от моего дома, - рассказывает Елена. - Получается, чтобы отвести ребенка в садик, я должна встать в пять утра, собрать ребенка, в шесть выйти из дома, везти его через весь город с двумя пересадками к семи в сад. Все это с грудным ребенком на руках. А кто в это время старшую дочь в школу поведет? Это, понятно, никого не волнует.

О том, что ситуация с детскими садами в России просто катастрофическая, известно уже давно. Патовой она была и до наступления года Ребенка. Казалось бы, если россиянок так настойчиво просили рожать, стоило сделать решительную попытку ее поправить. Результат, однако, налицо. Очереди в детские сады за последние годы по всей стране выросли в разы. Получается, родил ребенка - попал в ловушку. И когда же наступит просвет?

Ответа на этот вопрос нашему корреспонденту в Министерстве образования РФ получить не удалось. А вот реакция на выступления подвергающих себя добровольному истощению родителей все-таки была. Вскоре после второй голодовки на острую тему высказался сам премьер-министр России Владимир Путин.

“Наша задача - сделать так, чтобы появление детей открывало перед семьей новые возможности и перспективы, а не, наоборот, ставило родителей перед сложными, порой трудно разрешимыми проблемами. Чтобы снять эти опасения, нам необходимо ускорить модернизацию дошкольного образования, подумать еще раз о ликвидации очередей в детских дошкольных учреждениях”, - сказал премьер. Жаль только, что ни садики от этого не открылись, ни очереди в них не пропали. И будет ли реакция, неизвестно. Ведь не менее категорично премьер высказывался по поводу еще более тяжелой проблемы. О ней поговорим в следующей главе. Потому что воз и ныне там.

СПРАВКА “МН”

По данным Рособрнадзора, на сегодняшний день в стране более 50 тысяч детских садов, которые обеспечивают местами только 58%, а в некоторых регионах - не более 30% нуждающихся. Только в Москве (самой, понятно, благополучной) очередь в детские сады уже превысила 20 тысяч человек, в других регионах доходит до 50 тысяч. Более миллиона маленьких россиян дожидаются своей очереди на место в детский сад, многие из них при существующем положении вещей не дожидаются ее вообще.




ЛОВУШКА № 2: ИНВАЛИДЫ И МАТЕРИНСКИЙ КАПИТАЛ

Эта проблема также актуальная для нашей страны. И по сравнению с ней голодающие родители обычных детей - счастливцы. Просто потому, что их дети здоровы. Для тех же родителей, кого постигло несчастье в виде болезни малыша, 2007-й - год Ребенка - стал точкой отсчета надежды и тщетных усилий. А стеной, о которую они бьются уже два года, оказалось вроде бы благое начинание - материнский капитал. Все это время матери детей-инвалидов просят правительство об одном: разрешить использование средств материнского капитала, введенного в России в 2007 году, на лечение больных малышей. Очередной раз проблема обсуждалась на высшем уровне в декабре 2009 года. “О таких вещах надо подумать. Мы подумаем вместе с депутатами Госдумы”, - пообещал тогда премьер Владимир Путин. Думают власти до сих пор.

...И до сих пор ждет их ответа Елена Срывкина - мать двоих детей-инвалидов из Белгородской области. Ждет и пишет президенту о своей беде. Вот отрывок из ее письма:

“В нашей семье очень большая беда - двое маленьких очень серьезно больных детей-инвалидов. Старшая, Алина, родилась 20 октября 2001 года. Врачи сразу поставили страшный диагноз, который в дальнейшем подтвердился: органическое поражение центральной нервной системы, детский церебральный паралич, спастический тетрапарез, ЗПРР, врожденный ротаторный нистагм. Алиночке уже скоро 8 лет, но ребенок абсолютно не может обходиться без помощи взрослых: ходит на пальчиках, не говорит, самостоятельно не ест, не пьет, не одевается. Алина имеет статус ребенка-инвалида, периодически проходит курсы лечения в областных больницах и реабилитационных центрах, но улучшений нет. Второй ребенок, Денис, родился 16 мая 2008 года. На нашу беду, история повторяется почти полностью. Денису сейчас уже 1 год и 4 месяца, но он не сидит, не говорит, ходит только в ходунках. Обследования подтвердили диагноз: органическое поражение центральной нервной системы, миотонический синдром, задержка речевого развития, нарушение фосфорно-кальциевого обмена. Курсы лечения в областных медицинских учреждениях результата не дали. Сейчас готовим документы на оформление инвалидности и Денису”.

Это парадоксально, но именно рождение Дениса могло бы стать спасением для обоих детей. Ведь по его рождению Срывкиным положен материнский капитал. А детей можно лечить. Об этом Елене сказали в Научно-терапевтическом центре по профилактике и лечению психоневрологической инвалидности в Москве. Вот только лечение стоит денег. Взять бы на лечение деньги из материнского капитала, но...

- Куда только я не обращалась, - рассказала Елена нам в телефонном разговоре. - Однако ответ везде один. Материнский капитал можно использовать только в трех направлениях: на пенсию маме, на выплату ипотеки и на обучение ребенка. Но, для того чтобы ребенка обучать, надо, чтобы он был жив!

О том же самом уже не первый год буквально кричат матери больных детей. Если им положен материнский капитал, так почему же не использовать его на лечение ребенка? Зачем пенсия, зачем ипотека, зачем вуз? Зачем все эти блага, если дитя не спасти?! Но... Минздравсоцразвития категорически против. Аргумент первый: на высокотехнологичные операции выделяется (или, как утверждают власти, вот-вот будет выделяться) достаточно денег. Аргумент второй: если разрешим тратить капитал на лечение и операции, врачи начнут вымогать эти деньги, забесплатно не захотят делать что положено.

- Вопрос этот постоянно обсуждается с 2007 года, с тех пор как в России ввели материнский капитал. Обсуждается в Государственной думе и в Общественной палате, - подтверждает этот факт известный детский правозащитник Борис Альтшулер. - Однако власти тут всегда ссылались на возможность лечения в рамках бюджетного финансирования. При этом ведь хорошо известно про ситуацию со здравоохранением в нашей стране, и про квоты на лечение, и про очереди, которых многие дети просто не дожидаются. И про жизненно необходимые лекарства, многие виды которых сегодня выпали из списка бесплатных. Да и разве может быть что-то важнее жизни ребенка? Данную государственную политику можно объяснить разве что желанием защитить бюджетные деньги. Причины, на мой взгляд, две. Первая - это общая боязнь, что как только ослабишь способы использования материнского капитала, то тут же эти деньги будут уходить налево. И под видимостью лечения будут переводить их в наличку и на текущую жизнь, не говоря уж о пьянстве. А вторая... Вы себе представляете, если дать такую возможность, сколько придется выложить сразу бюджетных денег “на бочку”? То есть делается все, чтобы затруднить использование материнского капитала, сделать его капиталом отсроченного пользования, чтобы сейчас эти деньги не тратить. Так сказать, некоторая бюджетная хитрость...

Хитрость хитростью, но... В контексте вышесказанного выглядит такое благое дело, как материнский капитал, как-то нехорошо: близок локоток, да не укусишь. И неужели, вводя эту безусловно хорошую программу, власти не помнили про количество больных детей в нашей стране, где их сотни тысяч!

СПРАВКА “МН”

По данным Министерства здравоохранения и социального развития РФ, на конец 2009 года численность детей-инвалидов в России составляла 545 тысяч человек. Ежегодно, по статистике, 5 тысяч российских детей заболевают раком, 26 тысяч детей не доживают до 10 лет.


И почему эти дети, которые, казалось бы, больше других нуждаются в деньгах и помощи, остались за бортом? А все, что остается их родителям, - писать бесконечные письма президенту. Вот такие:

“Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Мы очень просим Вас нам помочь, знаем о Вашем добром, отзывчивом сердце. Сейчас очень много говорят о национальных проектах. Если мы не можем использовать свой законный материнский капитал, подскажите, какие еще могут быть варианты? Умоляем, помогите, ради Бога, детям!”

ЛОВУШКА № 3: СИРОТЫ И ПРОПАГАНДА. НАСИЛЬНО МИЛ НЕ БУДЕШЬ

Третьим нововведением года Ребенка стала усиленная пропаганда. Тогда только слепой не заметил, как по всей России буквально начали рекламировать сирот и благое дело - их усыновление. Социальная реклама, тематические передачи по ТВ, просветительская работа, казалось бы, дали свои плоды. Детей действительно начали усыновлять, брать под опеку и в приемные семьи ощутимо чаще. Однако к 2010 году и это благое дело показало свою оборотную сторону. Сегодня специалисты заговорили о том, что в России начался повальный возврат приемных детей. Его уже окрестили модным словом “бэк-беби-бум”. Статистика также впечатляет. Согласно ей, за последние два года в детские учреждения вернулись около 30 тысяч детей.

Возврат ребенка в детский дом не случайно считается тяжелейшим ударом по его психике. Если знать детали, волосы встают дыбом.

- Когда они возвращаются из семей в детский дом, грех так говорить, но каждый раз я думаю, лучше бы вообще не брали, раз так, - на условиях анонимности рассказала социальный работник одного из московских интернатов. - После того как Дима вернулся, я не могла разговорить его полгода. Потом, когда удалось разговорить его, он рассказал, как приемная мама, прежде чем расстаться с ним, привела его на пустырь и демонстративно сожгла там все его вещи, которые покупала специально для него, прежде чем взять домой. И знаете, что он мне сказал?

- Что?

- Я больше не буду ждать маму. Я больше никого не полюблю. Это же страшно слышать от семилетнего ребенка, который до этого, знаете, Деду Морозу маму заказывал каждый год, в церкви у Бога об этом каждый раз просил. Тем более страшно, что это правда. Психологами доказано, что человек, от которого отказались, предали несколько раз, действительно навсегда теряет возможность снова кого-то полюбить. Теряет способность любить вообще! Понимаете? Это же гуманитарная катастрофа!

СПРАВКА “МН”

По данным Комитета ГД по делам семьи, женщин и детей, сирот в России сейчас больше, чем было в годы войны: 697 тысяч против 678 тысяч в 1940-е годы. Две трети нынешних детей-сирот - это социальные сироты, то есть сироты при живых родителях. По статистике, за последнее время количество возвратов детей-сирот из приемных семей в детские дома выросло в два раза.




Вопрос возвратов вообще всегда был наиболее острым в истории усыновлений. Поэтому о нем специалисты рассуждают много. В происходящем уже обвинили и отсутствие психологической поддержки приемных семей, и все тот же материнский капитал, в некоторых случаях ставший материальным интересом при усыновлении ребенка. Однако причиной увеличившегося сегодня количества возвратов специалисты называют нечто иное. Что не лежит на поверхности.

- Когда говорят о возвратах детей, часто называют огромные цифры из-за того, что, не вникая в проблему, некорректно интерпретируют статистику. Публикуют общее количество отмен решений о передаче в семью. Между тем тут много тонкостей, лишь знание которых может показать истинное лицо проблемы, - возмущается руководитель проекта “Содействие развитию семейных форм воспитания детей, оставшихся без попечения родителей” Алексей Рудов. - А теперь посмотрим на факты. На самом деле рост возвратов реально существенно вырос лишь на одном виде взятия в семью - родственной опеке. И причина тут такая. С некоторых пор в рамках государственной политики, которая называется трудно выговариваемым словом “деинституционализация”, детей стараются активно вывести из интернатных учреждений. Чаще всего это делается путем поиска родственников и увещевания их забрать ребенка в семью. По сути, для таких родственников это вынужденная опека, и ребенку не очень рады с самого начала. Неудивительно, что при отсутствии желания и внимания такая семья быстро распадается, а ребенка родственники возвращают обратно. Есть и еще одна причина. Все больше устраивают в опекунские семьи детей старших возрастов, адаптироваться в семье которым намного сложнее, чем детям маленьким. Часто это подростки. Попадая на воспитание к пожилым родственникам, они часто не могут найти с ними общего языка.

И вот что получается. Казалось бы, сколько хороших нововведений было сделано в год Ребенка. Да только на поверку все это обернулось не той стороной. Как обычно у нас бывает: хотелось как лучше, а получилось как всегда. Так и продолжаем мы жить в стране, где вроде бы “нужны наши рекорды”, но, рожая детей, попадаешь в долговую яму. Где вроде бы миллиарды рублей тратятся и на здравоохранение, и на материнство, а матери больных детей бьются как рыбы об лед за возможность вылечить ребенка. И где благие намерения по спасению от сиротства оборачиваются для одного маленького человечка, вроде бы обретшего маму, гуманитарной катастрофой. А кто виноват в том, что все эти люди подросшим завтра детям расскажут, что их обмануло государство? Вопрос риторический.

Материал подготовила Марина Алексеева


Просмотров: 590
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость “Хочу назад, в детский дом”


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.