Сегодня 29 мая 2017 г., понедельник, 09:04USD 56.75 +0.6859EUR 63.66 +0.6573
Статьи газеты «Мир новостей»

Немецкая молодежь в России искупает вину предков

16 мая 2013
hits 594
Немецкая молодежь в России искупает вину предков

“Мой дедушка был эсэсовцем. И это из-за него люди умирали от истощения, замерзали заживо на морозе, их расстреливали сотнями. Узнав это, я была потрясена, насколько люди могут быть жестокими друг к другу. Мне больно думать, что это сделал мой дед. Потому я считаю, что не была немкой, пока не посетила Бухенвальд. И что это холокост дал мне немецкую идентичность. Невозможно быть немцем, не чувствуя ответственности за то, что сделали твои предки”.
20-летний Александр из Штутгарта и Анна год назад стали волонтерами в России


Это отрывок из доклада Анны Терезы Бечменн, 19-летней девушки из Восточной Германии. Его на Конгрессе мира она делала совместно с Сэмом Веинребом. 80-летний Сэм - бывший узник концлагеря, а нынче подопечный Анны. Уже 50 лет юноши и девушки Германии выбирают этот альтернативный путь: вместо военной службы в бундесвере они становятся волонтерами в одной из 16 стран, разрушенных фашистской Германией, где ухаживают за жертвами той войны...

СТИРАЯ С ХОЛОКОСТА ПЫЛЬ

Александр широкими шагами идет по Новокузнецкой, потом сворачивает на мост. Он здоровый широкоплечий парень, и я еле поспеваю за ним. Зато у меня есть время рассмотреть его со спины. Я представляю на его голове немецкую каску, в руках автомат. В этот момент Саша оборачивается и обезоруживающе улыбается: мы пришли на место, в центр “Холокост”. Здесь Саша, 20-летний парень из немецкого Штутгарта, работает уже год.

- В Германии это вариант альтернативы службы в армии, и я сразу же выбрал Россию, - рассказывает Саша. - А в последнее время сюда приезжают и девушки.

Добровольный отказ от военной службы и как альтернатива работа волонтером - нормальная практика для молодых немцев уже много лет. Хотя... Сделай Александр подобный выбор во время Второй мировой войны, его бы расстреляли. Такая судьба ждала парней, отказывавшихся воевать по приказу Гитлера. За это в годы войны были расстреляны 20 тысяч немецких солдат, которым теперь неподалеку от Линца (Австрия), где во время Второй мировой войны располагался концлагерь Маутхаузен, открыли мемориал.

Это, кстати, не единственный концлагерь, где побывал Саша, изучая историю своих предков. Дахау, Аушвиц, Бухенвальд - молодой немец знает их наперечет, как и хронику холокоста. В московском центре “Холокост”, где мы встретились для интервью, он работает архивариусом. А раз в неделю ухаживает за 90-летней москвичкой Ниной Ивановной, пережившей Равенсбрюк. Работа не тяжелая - сходить в магазин, убрать в квартире, почистить картошку, погулять и, может быть, самое сложное - часами слушать воспоминания бабушки...

- В Германии, у немцев, очень развито чувство вины за произошедшую войну. Нас еще школьниками возили на экскурсии в концлагеря, и я был потрясен увиденным, - рассказывает Саша на довольно хорошем русском - выучился за год в Москве. - Поэтому Гитлера там ненавидят. Если, к примеру, кто-то из шалости скажет “Хай Гитлер!” или наденет свастику, сразу же заберут в полицию. Поэтому я выбрал путь волонтера, или, как у нас говорят, искупления.

Тот же путь выбрала и Анна, подруга Саши. Рыженькая румяная совсем молоденькая девушка рассказывает, как ее мама испугалась ее решения ехать в Россию. Вместе с Сашей они громко смеются над этими родительскими страхами. И вдруг я замечаю, что этот смех молодых и здоровых немцев почему-то не выглядит кощунством в стенах центра “Холокост”, увешанных страшными фотографиями из еврейских гетто. Возможно, потому, что это Анна и Саша ежедневно старательно стирают с них пыль...

МНОГО ВИНЫ ВРЕДИТ ЗДОРОВЬЮ

Саша и Анна знают свои семейные биографии лишь по рассказам родителей, которые на эту тему весьма скупы. Анна утверждает, что предки были фермерами и всю войну мирно прожили в своей деревне. С Александром ситуация несколько иная. Его прадедушки - чистокровные немцы - каким-то образом после войны оказались один в Сибири, а другой в Казахстане, где, как известно, находились советские лагеря. Но, раз парень старательно избегает этой темы, о ней и не говорим. Тем более что, как утверждают специалисты общественных организаций, занимающихся “альтернативкой”, вины у немцев, желающих променять казармы бундесвера на альтернативный “Восточный фронт”, и так в избытке. К тому же она здорово мешает волонтерской работе.

- Примеров много, - рассказывает Елизавета Джирикова, директор гуманитарно-благотворительного центра “Сострадание”, который является партнером немецкой общественной организации “Акция искупления” и курирует “альтернативщиков” в России. - У нас служил парень по имени Рейнхальд. Вы знаете, он работал просто как раб! Как будто наложил на себя какую-то епитимью. Мы были этим поражены. И только потом узнали, что дед Рейнхальда был одним из высокопоставленных военных рейха, участвовал в Сталинградской битве. Потом попал здесь в плен, сидел во Владимирской тюрьме - там сейчас есть специальный корпус-музей. Так вот, у этого парня, Рейнхальда, была четко выраженная травмированная психика. Как и вообще судьба деда отложила отпечаток на судьбу всей этой семьи. И вот эта непрожитая, непроработанная травма в психике молодого человека закончилась тем, что он, когда закончился срок службы, никак не мог уехать отсюда. Закончилась виза, а он все работал, работал, работал - никак не мог отработать свое чувство вины! Поэтому на самом деле сложно работать с такими ребятами, это тяжелый вариант для руководителя организации. Да в принципе и для их подопечных. Потому что для них - людей, переживших во время войны страшную психологическую травму, ГУЛАГ, концлагерь, голод, пытки, - тоже важно, чтобы приходил человек позитивный, с улыбкой, в хорошем настроении.

Кстати, далеко не все немцы едут сюда искупать вину. Есть такие, которым есть и что прощать. Ведь в истории войны и поведение наших бойцов (и сегодня об этом начали уже говорить открыто) не всегда было благородным и героическим.

- Да, у нас есть ребята, у которых дедушки воевали. Но есть и другие - у которых бабушки попали в места советской оккупации. И это отдельный момент, - продолжает Елизавета Джирикова. - Вы знаете, то, что происходило там, это до сих пор во многом закрытая тема. Это поведение мужчины-победителя. Многие женщины были изнасилованы. Соответственно внукам тоже надо было это пережить, и они для этого пришли в немецкую организацию - для того, чтобы избавиться от кошмара прошлого. Ведь прошлое нужно не для того, чтобы от него бесконечно страдать, а чтобы, делая выводы, строить правильное, светлое будущее.

Марина Алексеева,
фото Т. Павловой









СПРАВКА “МН”

Кстати, позволить себе удовольствие искупить вину предков могут только небедные немцы. Прежде чем попасть в Россию, волонтеру нужно оставить на счету отправляющей организации залог - около 6 тысяч долларов США. Срок альтернативной службы - 18 или 13 месяцев. При этом в России сильно не размахнешься с комфортом: ежемесячно на кредит-карту волонтера в Москву организация перечисляет 300 долларов. Половина из них предназначена для оплаты жилья, другая уходит на текущие расходы. Поэтому волонтерам помогают родители.
Просмотров: 594
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость Вождь без срока годности


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.