Сегодня 23 мая 2017 г., вторник, 13:52USD 56.55 0.0564EUR 63.61 0.4476
Статьи газеты «Мир новостей»

Вместо больницы - сразу в гроб

16 мая 2013
hits 304
Вместо больницы - сразу в гроб

Неравнодушный человек хотел спасти так нужную землякам больницу, единственную на несколько десятков окрестных деревень. Однако ему не позволили этого сделать. Руководители подмосковного Егорьевского района предпочли ее закрыть, оставив одиноких стариков попросту умирать без медобслуживания.
На войне Нина Лосева жила. Сейчас - выживает


Раздолбанный автобус, на котором едем из Егорьевска в деревню Колионово, прыгает по колдобинам уже второй час. За окном промелькнул покосившийся деревянный домик у заросшего бурьяном поля. Облезлые ставни, как бельма. И опять леса да овраги. Глухомань...

- Надо же, сколько едем и ни одного магазина! - удивилась я вслух.

- Да, автолавка хлеб раз в неделю возит, - соглашается пожилая попутчица. - Тут ничего давно уже нет. Ни почты, ни аптеки, ни сберкассы.

- А школы?

- Какие школы?! - попутчица смотрит на меня, как на инопланетянку. - У нас и ходить в них некому - детей не осталось. Одни старики, да и те мрут как мухи. Нам бы больницу, а ее на днях закрыли.

Сюжет, рассказанный женщиной, мне уже знаком из письма в редакцию. Только теперь он наполняется существенными деталями. Больница в деревеньке Колионово действовала аж с 1870 года и всегда для местных жителей была сущим спасением. Открыли ее подвижники - разночинцы, которые после отмены крепостного права потянулись из городов в глушь улучшать жизнь народа. С тех пор тут и лечились сначала бывшие крепостные крестьяне, а потом жители двадцати окрестных деревень. Между прочим, больше тысячи человек. Были тут и лаборатория, и амбулатория, и перевязочная, и стационар. Были в хорошие времена и родильное отделение, и стоматолог, и так нужный пожилому человеку терапевт. Только 1 апреля ничего не стало - больницу закрыли насовсем.

- Вы бы видели, что тут творилось, - вздыхает моя попутчица. - Сначала больных распустили. Объяснили, что теперь у них стационар на дому. А многие - одинокие, им-то как быть? Кого-то в райцентр пытались увезти, а потом привезли обратно - там не приняли. Одного немощного старика, который находился в больнице с прошлой осени, отвезли в его закрытый и нетопленый дом. Стряхнули лед с кровати, свалили деда - вот и весь стационар! А потом повадились в уже закрытую больницу мародеры. Все тащили оттуда: мыло, обивку со стульев, цветы с клумб - и те повыкапывали. С тех пор у нас так: заболел - помирай. “Скорая” может приехать только из Егорьевска, а это час как минимум. Да и телефонов у многих просто нет...

На остановке, когда мы вышли, в глаза бросилось яркое пятно. Объявление гласило: “Открылся новый магазин “Ритуал”. Доставка тела в морг круглосуточно”.

УЖО ТЕБЕ, СТРОИТЕЛЬ ЧУДОТВОРНЫЙ

“Эка невидаль, - скажет кто-то. - Не первую и не последнюю сельскую больницу ликвидировали”. Чистая правда. Лечебница - скорее редкость для стремительно вымирающей российской деревни. Однако в нашей истории случился неожиданный поворот. В Колионове несколько лет назад поселился вполне успешный фермер - Михаил Шляпников. И развел бурную деятельность: засеял окрестные поля, построил храм. Когда же решили закрыть больницу, он вмешался.

- В последние годы больница еле работала, она, в сущности, превратилась в дом престарелых. Но все же хоть как-то людей принимала. Да и я давно предлагал помощь в ее восстановлении. Однако местное самоуправление мне в этом категорически отказало, - рассказывает Михаил, пока мы идем по больничной территории.

Больница вполне в хорошем состоянии. Добротные просторные корпуса, котельная, амбулатория, домик фельдшера. Невооруженным взглядом видно, что особых средств для ее восстановления не надо. Именно потому, по словам Михаила, она и понадобилась местным властям.

- У сельсовета и районной администрации своя парадигма - воровать по мелочи, - рассуждает фермер. - Закрыть, списать, растащить, перевести в иной статус, перепродать с собственным интересом. В корпуса больницы у них в планах было поселить гастарбайтеров, которые приехали в район работать на химзаводе.

Шляпников, в отличие от этой “практичной” идеи, загорелся затеей почти утопической - воссоздать архетип земской больницы начала прошлого века, с врачами-подвижниками, какими в свое время были Чехов и Булгаков.

- Поселим двух медиков с семьями, они будут вести общую практику с терапевтическим стационаром на 20-30 коек. Устроим клиническую и биохимическую лаборатории. Перевязочную для оказания первой хирургической помощи, - рассуждает Михаил. - У меня уже и эскулапы желающие нашлись. Одна женщина из Америки - наша соотечественница, которая когда-то эмигрировала, а теперь затосковала по родине. Другой такой же врач - из Аргентины.

Продумал Михаил и финансовую схему, с которой больница сможет себя окупать, - открыть тут же отделение для реабилитации больных после инсульта, для них по всей стране не хватает стационаров.
Михаил Шляпников готов спасти больницу. Только кто же ему это позволит?


Тут у меня и закралась мысль: а может, у фермера здесь свой интерес имеется? Только от ответа мне стало стыдно.

- Есть интерес, - усмехается Михаил. - Пока рецидив не начался да метастазы опять не пошли, хочется успеть хоть что-нибудь сделать хорошее.

Оказалось, Шляпников - инвалид второй группы. После тяжелой аварии несколько лет не вставал с кресла-каталки. Потом заново учился ходить. А с 2005 года борется с раком. В Колионово он приехал умирать. А получилось, что начал жить заново. Вот и бережет, как может, эту землю. Старается хоть кому-то помочь.

ПОЦЕЛУЙ РОКОССОВСКОГО

Тех, кому надо помогать, долго искать не пришлось. Даже с территории больницы не потребовалось выходить.

Почерневшая от времени избушка три на четыре метра - бывший домик конюха, построенный еще при владевших местной усадьбой дворянах в конце XIX века. А с послевоенного времени тут живет Нина Константиновна Лосева. Сейчас ей 90. Дверь скрипит, и вот она в черном проеме. Светлая, как облако. Седые волосы, белый пуховый платок поверх. Гамашики, сморщенные на коленках, тоже шерстяные. Потому что холодно. Как только закрыли больницу, отопление бабушке отключили. В этой больнице Нина Лосева проработала 50 лет. Ветеран войны - дошла до Берлина. И ранения, и боевые награды есть... Но светлее всего у Нины Константиновны улыбка и взгляд. Хотя один глаз уже не видит.

- Проходите, не разувайтесь, - гостеприимно приглашает нас в свою хибару.

Внутри дома все очень бедно и хило. Окна в трещинах, крышу подпирают стопки книжек серии ЖЗЛ. В углу кровать, где под стену тоже напиханы книжки, - а то мокро.

- В прошлом году, - рассказывает, - вообще капало с потолка, но вот Миша помог, залатал.

- А знаете чем? - смеется Михаил. - На 9 Мая Нине Константиновне две открытки пришли. От Путина и от Громова - хорошие такие, большие, вощеные. Ими дыры на крыше и заткнули.

- Водопровод сельсовет мне в дом отрезал еще в 1999 году, - рассказывает Нина Константиновна. - Воду в бутылках привозят из собеса, за 40 километров. Купаться хожу к соседям, в баню, хорошо если два раза в год. А вот во время войны хорошо было - баня была еженедельно.

Вообще, похоже, лучшие воспоминания у бабушки с войны. Там однажды случилось и вовсе чудо, которое она помнит всю жизнь, - знакомство с маршалом Рокоссовским.

- Я ведь работала во фронтовой газете! - с гордостью говорит Нина Константиновна. - И вот в Польше мы случайно попали на бал к Рокоссовскому. И я на спор пошла к нему. А он усталый был. И хоть сидел на сцене, заснул на стуле. Его какой-то генерал разбудил. Говорит: “Костя! Смотри, к тебе ангел прилетел!” А я хорошенькая была! Он побеседовал со мной и в макушку поцеловал. А потом вдруг говорит: “Я к тебе приеду”. Но я ничего не ответила - ни нет, ни да.

Я слушаю, как радостно щебечет бабушка, и думаю, что она действительно похожа на ангела. Думаю про ее выбеленную сединой голову, которую когда-то поцеловал Рокоссовский. А еще про тех, кто обещал к 65-летию Победы обеспечить жильем всех ветеранов...

А ПОТОМУ ЧТО МНОГО КОЕК

Прошлись мы и еще по нескольким домам в Колионове. Картина та же - старики, ветераны труда, немощные, больные, большинство живут в нечеловеческих условиях. Да как же можно этих людей лишать самого необходимого - врачебной помощи? Тем более что есть возможность больницу сохранить, к тому же - без ущерба для бюджета. Однако местная администрация отвечает однозначно: “Нет!”

- В течение последних лет у нас в районе наблюдается превышение норматива коечного фонда. Министерством здравоохранения области рекомендовано уменьшить количество коек, - привели свои доводы за ликвидацию больницы в управлении здравоохранения Егорьевского района.

- Медуслуги на территории Егорьевского муниципального района уже оказываются, а оказание патронажных услуг лицам пожилого возраста к учреждениям здравоохранения не относится, - конкретизировала заместитель руководителя администрации Егорьевского муниципального района по социальным вопросам Татьяна Николаева.

Ни с главой района Михаилом Лавровым, ни с председателем сельсовета Ниной Морш поговорить нам не удалось. По странному стечению обстоятельств они оба оказались “где-то в районе”.

Начальнику управления здравоохранения Егорьевского района Татьяне Лобановой удалось дозвониться по телефону. Однако Татьяна Александровна отказалась давать какие-либо комментарии до тех пор, пока мы “не перечислим ей поименно всех, кто пожаловался”. Называть имена мы не стали. Старички и старушки боятся местного начальства, от которого полностью зависимы, и потому просили не выдавать их, когда начнут разбираться, кто и что сказал заезжим журналистам. Как знали. Да наверняка и знали.

Марина Алексеева
фото Татьяны Павловой


Просмотров: 304
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость Чайна-таун - Люблино


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.