Сегодня 22 мая 2017 г., понедельник, 20:36USD 56.49 -0.6614EUR 63.17 -0.4766
Статьи газеты «Мир новостей»

Брошены и забыты

16 мая 2013
hits 465
Брошены и забыты

Приближается 9 Мая. День Победы. День, когда по телевизору покажут много фильмов о войне и каждый из нас в очередной раз поблагодарит Бога за то, что мы живем в мирное время. В мирной стране. И вряд ли кто-то вспомнит: ни время, ни страна - не мирные. И война - не единственная. Были и другие. И ими мы не гордимся. Их участники живут среди нас. И то, как живут, - наш великий позор. Афганистан... Чечня... Там погибли десятки тысяч русских пацанов. Герою нашей истории повезло - он остался в живых, только заслужил ли он такую жизнь?

ПОДВИГ ТРАКТОРИСТА

По дороге на Ржев, на деревню Шарапово, указателя нет. Да и вряд ли кто-то захочет сюда завернуть. Дорога в рытвинах и колдобинах ведет в гиблое место. На пяток обитаемых домов - десяток нежилых, гнилых развалюх. Да, былое богатство - огромные, теперь заброшенные поля, уже поросшие лесом. Ни магазина, ни аптеки, ни почты, ни газа. По четвергам приезжают автолавки с провизией. Вот и вся инфраструктура.

...Тогда, до армии, в 94-м Вовка Васильев работал на этих полях. Был трактористом. Любил невесту да ухаживал за старой бабушкой, которая одна воспитала его. Любил, как любой русский человек, и Родину. А когда пришел час, пошел отдавать ей долг. Пошел в армию. Знал ли Вовка, простой деревенский тракторист, еще недавно зубривший за школьной партой “Я убит подо Ржевом”, что строки эти зеркалят его собственную судьбу? Знал ли, что воевать придется не на учениях, а по-настоящему, в огне, в крови? И со смертью солдатской столкнуться лицом к лицу... Знал ли, что, пока он, салага, зубрит присягу, рука главы государства - Бориса Ельцина - подписывает Указ “О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чечни”...

...Хочет ли Вовка встретить Новый год в Чечне, его никто не спрашивал. Огни ее ему снятся до сих пор. Тогда он страшно кричит и вскакивает. Это их батальон должен был в канун 1995 года захватить станцию Грозный-товарная. Это от них - более 350 человек! - осталось не больше 20, когда он заметил, откуда - с башенного крана! - поливает огонь. По полю ползком, перебежками, кувырком...

...Волосы юной снайперши растрепались по лицу, когда она, подбитая метким Вовкиным выстрелом, рухнула с башенного крана. “Молодец, сынок! Герой! - похвалил командир. - А теперь садись за руль бэтээра. Ведь ты же тракторист, баранку крутить умеешь!” И как раньше трактор по полю, повел по трупам товарищей Вовка бэтээр. Пока рядом не прогремело так, что померк свет...

НЕ УБИТ ПОДО РЖЕВОМ

- Земля-то у нас вся от той войны до сих пор стонет, ходим по костям...

Старенькая бабушка Нина Федоровна поднимает руку, чтобы показать на поля. А на руке два пальца. Больше нет. Еще в те годы, когда о колхозе “Красное Юрьево” гремела слава по всему Советскому Союзу, затянуло перчатку в молотилку, а вместе с ней и руку. Так и доила доверенных государством полсотни коров доярка-передовица двумя пальцами. За это у нее две - бронзовая и серебряная - медали “За достигнутые успехи в развитии народного хозяйства”. Медали да единственный внук Вовка - вот и все бабушкино богатство. То есть не Вовка, а Владимир Васильев. Так нужно величать человека в 33 года. Тем более героя, кавалера ордена Мужества, выданного по указу самого президента Ельцина. За тот самый подвиг на станции Грозный-товарная...

...Это была граната. С десяток осколков из Владимира вынули еще в Самаре, в том госпитале, куда приезжала навещать бабушка. А три - в руке и в ноге - остались.

- Ох, как же стонали они там, стоны повсюду - и в палатах, и в коридорах, - вспоминает Нина Федоровна.

А Владимир не стонал. Переносил все стоически. Что стонать? Надо жить сначала, думал. Только вышло все по-другому. В родимой деревне подо Ржевом стоял март, весна. Только не для него, не для Владимира. Дома быстро выяснилось: невеста не дождалась, вышла замуж за другого. Не приняла и прежняя работа. Осколки врач достал, а болезни... Болезни за Владимиром до самого дома увязались. Контузия, эпилепсия, боли. Не смог тракторист работать, как раньше. А по-другому не получилось. Разваливался родной колхоз на глазах. Разрушались, как ни пытался сопротивляться, и сам Владимир, и жизнь, и судьба его.

В ПОИСКАХ ПРАВДЫ

- Вы только не думайте, он дома на печи не сидел! - заступается за внука бабушка. - На работу сначала устроиться пытался. В Старице, в Твери. Охранником, грузчиком, сторожем. Только как ему работать? Он же больной весь! Увидит директор, что он присел отдохнуть неурочно - и выгоняют. Потом поросят пытались держать, корову...

Не получилось, тяжело даже такое хозяйство для старого и инвалида. Так и вышло, что стали жить они вдвоем на бабушкину пенсию. Пять тысяч рублей.

- Жизня тяжелая, года мои ушли. Я даже воды не могу принести. А надо то лопату насадить, то поленницу поправить, то дрова поколоть. Я печку истоплю, а больше ничего не могу, - вздыхает бабушка. - А деньги... Вспахать наши 15 соток у соседа просим, у него трактор, а он 500 рублей берет. Дров привезти из лесу - 1500 рублей телега. Вот пенсии и конец.

Подумал тогда Владимир: “Я за страну пострадал. Неужто она меня в беде оставит?” И пошел бывший солдат к чиновникам правды искать. А вот с этого момента начинается совсем другая история. Или не совсем другая?..

- Какие боевые действия? - удивились одни чиновники в районном центре.

- Какое еще удостоверение? - поразились бюрократы в другой конторе.

- Иди домой, - посоветовали в третьей.

Ни выбить полагающегося ему удостоверения, ни пособия от государства Владимиру так и не удалось. Тогда попытался бывший солдат доказать, что ранен, болен, нетрудоспособен. Но и врачи власть поддержали: осмотрев солдата, выдали ему бумагу, что он... абсолютно здоров и годен к военной службе! Так и пошел солдат обратно в свою деревню несолоно хлебавши. Не сумев доказать, что он участник боевых действий в Чечне. Пришел домой и запил горькую. Запил по-черному, по-русски, на несколько лет. И даже не удивился, и даже не сопротивлялся, когда спустя 2 года приехали чиновники, попросили нарядиться, отвезли его в районную школу и при школьниках, громко и помпезно, вручили орден Мужества. Даже удостоверения не спросили. Дали орден и уехали. И снова стало все по-прежнему. Отчаяние, боль, нищета...

ПОВЕЗЛО С СОСЕДОМ!

Так и стали жить Васильевы - Владимир с орденом и бабушка с медалями, герои своего Отечества - в заброшенной деревне под Старицей на семь домов. Так и дожили - на ее пенсию - до сих пор. Так бы и умерли тихо, безвестно, вместе со своей деревней, как умер богатый да помпезный советский колхоз. Только, видимо, есть все-таки на свете справедливость. Поселился два года назад в соседней деревне энергичный дачник - сосед. Военный пенсионер, журналист, любитель пообщаться с молодежью Николай Александрович Барабанов. Кто-то из молодых как-то и рассказал ему случайно про солдата-героя. И о том, как вручали ему орден в их школе. И о том, как тихо спивается он в соседнем селе. История эта энергичного пенсионера потрясла до глубины души.

- Я в итоге так им и сказал: засужу! Дойду до Гааги! - говорит он. - Почему? Да потому что я сам по работе бывал и в Афгане, и в Чечне и видел все эти ужасы, оторванные ноги-руки!

И... Представьте, бывает и такое! Сцепился Барабанов за Вовку Васильева со всей бюрократической машиной!

- Сначала поехал я в Ржевский военкомат, где Владимир должен был стоять на воинском учете, - вспоминает Николай Барабанов. - Представляете, личное дело его оказалось утерянным! И так волынили они меня полтора года. Говорили: вот мы послали запросы в Подольский архив, в Ленинградский архив...

Сначала Барабанов ждал. А потом как рассердился! Да как начал пенсионер всюду писать и ходить! До управления Пенсионного фонда, до областного комиссариата, до Министерства обороны, до Госдумы дошел! И... пробил-таки Владимиру удостоверение участника боевых действий! Спустя 12 лет.

МЕЧТЫ СОЛДАТА

Теперь Владимир Васильев - “богач”. По новенькому удостоверению стал он получать ежемесячное пособие 1359 рублей 99 копеек. А доброхот Барабанов успокаиваться не собирается.

- Во-первых, ему лечиться надо. Степень инвалидности ему необходимо присвоить. И я добьюсь, чтобы его не в областную “умиралку” положили, а в Московский институт медико-санитарной экспертизы. Потому что ему хорошая реабилитация нужна, с хорошими специалистами, - делится планами Николай Барабанов. - А во-вторых, они пособие-то дали. Но выдавать его стали только по удостоверению, которое мы получили недавно. А где те деньги, которые ему должны были выплачивать все эти годы? Это же с 2005 года - 38 месяцев! По 1359 рублей 99 копеек за месяц! То есть 51 679 рублей 62 копейки! А колоссальный моральный ущерб, нанесенный солдату? Я все посчитал! И эти Вовкины деньги я из государства выбью! А нет - будем судиться!

А пока пенсионер Барабанов воюет за отвоевавшего солдата, сам Владимир вдруг стал исправляться на глазах. Вот что значит забота! Пить бросил, ожил. Даже пять курочек с бабушкой завели! Посвежевший солдат даже начинает строить планы на будущее. Когда мы уезжали из Шарапово, он поделился ими.

- Я теперь только об одном мечтаю, - улыбнулся Владимир. - Подлечусь и... Вот бы мне трактор! Я бы на поле картошку посадил, дрова бы сам смог возить из леса. Подняли бы с бабушкой хозяйство.

А мы, уезжая, тоже подумали: а почему нет? Может быть, и правда, кто-то прочитает эту статью и подарит трактор солдату? Ведь бывает такое, оказывается. Люди помогают друг другу. От государства-то нашего этого ждать, увы, почему-то не приходится...

Официальная цифра общих потерь в Чечне военнослужащих, подчиненных Министерству обороны, была оглашена в конце 2002 года. Министр обороны Сергей Иванов сообщил, что с 1 октября 1999 года по 23 декабря 2002 года в Чечне погибли 2750 военнослужащих Минобороны. Неофициально же сообщаются другие цифры. По данным Союза комитетов солдатских матерей, в первую чеченскую кампанию погибли не менее 14 тысяч военнослужащих, а во вторую - 10-12 тысяч.

По данным Общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане, число участников обеих чеченских войн уже превысило количество воинов-”афганцев”. За неполные десять лет афганской войны в составе ограниченного контингента советских войск отслужили 620 тысяч солдат и офицеров. Через Чечню же, по самым скромным подсчетам, прошло около 1 миллиона федералов. На данный момент “афганцы” и “чеченцы” имеют статус ветеранов боевых действий и к статусу ветеранов ВОВ не приравниваются.

Марина Алексеева


Просмотров: 465
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.