Сегодня 19 января 2017 г., четверг, 11:55USD 59.18 -0.2185EUR 63.22 -0.0612
Статьи газеты «Мир новостей»

Цена подвига

16 мая 2013
hits 1096
Цена подвига

Казанские музейщики установили, что сбитые самолеты и взорванные танки в годы Великой Отечественной войны нередко оценивались не медалями, а рублями. Почему государство не вернуло деньги героям?

«Любое воровство ­ это плохо. Ну а воровство у погибших на войне? Как это называется? Мародерством», ­ с таких слов начал разговор с корреспондентом «Мира новостей» поисковик, директор Музея Великой Отечественной вой­ны Татарстана Михаил Черепанов. Поводом для нашей встречи стала новость о том, что жители Казани через суд пытаются получить деньги по банковским книжкам своих отцов и дедов ­ героев 1941­1945 годов.

Речь идет о вкладах фронтовиков. Книжки появились у каждого солдата в 1942 году. Госбанк СССР начислял на них зарплату военнослужащим. И мало кто сегодня знает, что после смерти бойцов эти документы должны были храниться в архиве полевого учреждения «Красноармейское» Госбанка СССР, ныне ­ Центробанка России.

СОЛДАТЫ НЕ ВИДЕЛИ СВОИХ ЗАРПЛАТ

«Я узнал об этих вкладах в октябре 2011­го от коллеги из Архангельска Игоря Ивлева, ­ говорит Михаил Черепанов. ­ О них не догадывались ни музейщики, ни родственники погибших солдат, хотя по указу заместителя наркома обороны Андрея Хрулева с 1942 года деньги должны были выдаваться семьям в течение двух дней после смерти их близких­военнослужащих». Тогда полевые учреждения Госбанка СССР перешли на безналичные операции со вкладами. Новая система позволяла государству мобилизовать суммы военных. Информация о них скрывалась под предлогом «хранения тайны вкладчиков».

Банковские работники не заботились о том, чтобы вместе с похоронками, как и полагалось, высылать вдовам или детям героев информацию об их вкладах. А между тем только номер вклада позволял обналичить счет.

Как выяснили российские поисковики, в годы Великой Отечественной войны красноармеец получал 10­15 рублей в месяц (если полк гвардейский, то 17 рублей), лейтенант ­ 200 рублей. Бойцам полагались премии за проявленное мужество. Однако сами солдаты этих денег почему­то не видели. Ни 2000 рублей за подбитый вражеский самолет, ни 3000 рублей за подорванный танк, ни 6000 рублей за участие в бомбардировке Берлина.

«Да, вы будете смеяться, но сбитые самолеты нередко оценивались не медалями, а рублями», ­ замечает Черепанов.

До мая 1945­го фронтовики не предполагали, что их военные подвиги имеют вполне конкретную стоимость, ­ не до того было. Потом началась неразбериха. По данным автора сайта soldat.ru Игоря Ивлева, в 1945 году вышел совместный приказ финансового управления Наркомата обороны и Управления полевых учреждений Госбанка СССР, в котором констатировалось, что ими «выявлены серьезные недостатки в работе некоторых финансовых органов и полевых учреждений Госбанка по выполнению завещаний вкладчиков­военнослужащих, погибших на фронтах Отечественной войны. Установлены случаи, когда начальники финансовых органов войсковых частей и соединений задерживали у себя вкладные книжки погибших и пропавших без вести военнослужащих вместо немедленной передачи их полевым учреждениям Госбанка. В ряде случаев вкладные книжки погибших военнослужащих направлялись по месту призыва военнослужащих, минуя Госбанк. Отдельные из таких вкладных книжек терялись».

50 РУБЛЕЙ НА ПОХОРОНЫ

В 1985 году житель Краснодара Виктор Сидоров узнал о существовании отцовского банковского вклада. Его папа, Герой Советского Союза, погиб в 1943­м. Сидоров обратился в Госбанк. Тот потребовал решений нотариальной конторы и суда о признании членов семьи наследниками вклада, а потом и вовсе отказался от переговоров. Деньги удалось получить только после деноминации в 1998 году. Вместо 5332 советских рублей родственники героя получили 50 российских. (Чтобы было понятнее: 1 советский рубль равен примерно 100 российским рублям.) К тому же им выдали не зарплату отца с премиями за 23 сбитых самолета, а деньги на его похороны.

Опыт краснодарца заставил россиян, знающих о существовании «боевых вкладов», задуматься: а стоит ли тратить время и силы на бесполезное выбивание долгов? Впрочем, Михаилу Черепанову известен и другой пример, когда семья погибшего из Москвы отвоевала у банка около 3 млн рублей. Денег хватило на покупку квартиры.

Этой историей директор музея обнадежил жительницу Казани Анну Цареву. Сейчас сотрудница Министерства образования Татарстана готовит документы для получения вклада своего отца, Шишаева Ильи Павловича, военного врача, орденоносца, умершего после войны.

«Эх, знали бы о его книжке раньше. У нашей семьи были тяжелые времена. Голодали, бедствовали, ­ сокрушается Анна Ильинична. ­ Как можно отбирать деньги у сирот, вдов?»

Царева рассчитывает в случае положительного исхода дела получить от Центробанка России сумму примерно в 2 млн рублей.

ЗОЛОТОЙ ЗАПАС

Наиля Гараева ­ дочь умершего ветерана, прошедшего всю войну солдатом и служившего на Халхин­Голе, ­ не думает о размере отцовского вклада.

«Я не из­за денег хочу получить его вклад, а ради памяти. Папа говорил, что есть какая­то сумма, но за долгие годы он отчаялся ее получить. Так и умер, не дождавшись... Вот готовлю документы, чтобы восстановить справедливость», ­ объясняет Гараева.

Почему тема вкладов сейчас поднялась в Татарстане, а не в любом другом субъекте РФ? Причина проста: Госсовет республики поддержал земляков и одно из будущих слушаний будет посвящено этой проблеме. Другие регионы не хотят портить отношения с банкирами.

«Поскольку в нашей стране отсутствует независимая судебная власть, вероятность того, что люди добьются каких­то выплат, очень мала», ­ полагает доктор социологических наук Искандер Ясавеев.

«Деньги, полагавшиеся солдатам войны, завещаны вдовам и детям. И даже если это 3 копейки, государство обязано их вернуть, ­ негодует поисковик Михаил Черепанов. ­ Банкиров не касается, большие там суммы или маленькие. Хотя бы книжки пусть вернут, где зафиксировано место службы, дата гибели солдата и его зарплата. Эти сведения помогли бы россиянам установить места гибели многих пропавших без вести солдат. Если кто­то считает, что мои слова ­ обычный треп, покопайтесь в финансовой истории нашей армии. Такая же история со вкладами повторяется нынче и с ветеранами афганской, чеченской войн. Либо государство вернет солдатские «копейки», либо запросы вдов и детей будут направлены в суды всех уровней вплоть до Страсбургского».

Подразделение банка, отчаянно хранящее тайну вкладчиков, солдат и офицеров ВОВ, и по сей день называется «Красноармейское». Сам собой напрашивается вопрос: а не на те ли деньги оно столько десятилетий процветает? Тогда понятно, почему «тайна вкладов» оберегается так долго и тщательно.

Как считает начальник административно­хозяйственного отдела Авиастроительного и Ново­Савиновского районов Казани Александр Кудрявцев, у жителей Татарстана, решивших судиться с Центробанком России, есть неплохие шансы на победу: «Правда, запредельных денег они не получат. 4000­5000 рублей по солдатским вкладам и 10000­50000 ­ по офицерским. Но это без премий за подвиги и медали».

В ведомостях 1943 года на погибших фигурируют суммы от 150 до 5400 советских рублей. Так что внуки и правнуки надеются получить отнюдь не копейки.

Казанские музейщики обещают помочь родственникам участников войны определить по документам примерный район гибели их отцов и дедов: «Мы можем расшифровать номера воинских частей, ППС и установить, где именно они воевали».

«Что касается реальности военных книжек, не верьте провокаторам, утверждающим, что их уничтожили, ­ предупреждает Михаил Черепанов. ­ Банк не может уничтожить свой золотой запас. Это такой же капитал, как любые деловые бумаги. Уничтожение финансовых документов ­ государственное преступление. Вряд ли кто­то на это решился».

Маргарита Подгородова
"Мир новостей"









ИНСТРУКЦИЯ ПО ВКЛАДНЫМ КНИЖКАМ

Если нужно установить место гибели или место службы вашего родственника, посмотрите информацию на сайте «Мемориал Великой Отечественной войны» (www.Kremnik.ru) или на сайте ОБД Мемориал (с учетом возможных искажений фамилии и имени).

Если нужно узнать, получал ли военнослужащий вкладную (расчетную) книжку, изучите извещение, хранящееся в военкомате, призвавшем солдата.

Отправьте официальное заявление по адресу: 107016, г. Москва, ул. Неглинная, 12, Центральный банк России, полевое учреждение «Красноармейское», БИК 044580002, начальнику учреждения В.И. Лужанскому.

О единовременных выплатах и компенсациях спрашивать нет смысла. Их нет. Ответить вам могут только про вкладные книжки и размер оставшегося на них вклада.

Вопросы юридического характера о наследстве и судебных тяжбах с банком задавайте юристам и нотариусам.
Просмотров: 1096
Поделиться
Следующая новость Браки детям не игрушки


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.