Сегодня 28 мая 2017 г., воскресенье, 06:07USD 56.75 +0.6859EUR 63.66 +0.6573
Статьи газеты «Мир новостей»

Заплатил за отдых

16 мая 2013
hits 711
Заплатил за отдых

БЕГЛОГО ПРОКУРОРА ИЗ РОССИИ АРЕСТОВАЛИ НА ПОЛЬСКОМ КУРОРТЕ


Новогодние праздники принесли нам первую «правоохранительную сенсацию» - в польском городе Закопане 1 января был арестован бывший первый заместитель прокурора Московской области Александр Игнатенко, проходящий по знаменитому делу о «крышевании подпольных казино». Игнатенко инкриминируется получение взяток на сумму более 48 миллионов рублей от организаторов подпольного игрового бизнеса. Кроме того, прокурора обвиняют в махинациях с земельными участками в Подмосковье на 2 миллиона рублей.

Как отмечают польские источники, Александр Игнатенко въехал на территорию страны с Украины. Его передвижение отслеживалось с момента пересечения границы. В задержании Игнатенко участвовало штурмовое подразделение Агентства внутренней безопасности Польши. Позже Генпрокуратура страны выступила с официальным сообщением. В комментариях даже прозвучало, что в повестку визита главы польской прокуратуры в Россию, который состоялся 11 января, включен подмосковный прокурор как предмет торга - «экстрадиция без проблем» в обмен на оригиналы вещдоков по делу о крушении самолета президента Польши. Словом, власти Польши продемонстрировали, что очень серьезно относятся к персоне Игнатенко. Чего нельзя сказать об официальных российских властях. Генпрокуратура РФ, которой следовало бы первой отреагировать на громкую новость, предпочитает отмалчиваться. Судя по всему, Игнатенко не очень-то и хотят видеть в России - по крайней мере, сегодня это не в интересах прокурорского ведомства. Руководство Генпрокуратуры по-прежнему считает, что Игнатенко преследуют незаслуженно, - об этом открыто говорят в прессе первые лица ведомства. А ведь именно Генпрокуратура должна готовить официальные документы по экстрадиции Игнатенко.

Игнатенко знает много.
И никому эти знания здесь не нужны.
ПРОКУРОРСКАЯ БАНДА

Дело о «прокурорских крышах» назвали главной правоохранительной сенсацией 2011 года. Причем в 2010 году оно начиналось как обычная оперативная разработка полицейских оперативников Подмосковья. Проверяли анонимную информацию об организации несколькими бизнесменами в подмосковном Сергиевом Посаде подпольных залов игровых автоматов. В результате вышли на 30-летнего предпринимателя Ивана Назарова. При обыске в его офисе обнаружили документы, которые свидетельствовали, что предприниматель расходовал значительные суммы денег на заграничный отдых руководящих сотрудников прокуратуры и МВД. Кроме того, у Назарова были обнаружены фотоснимки празднования 30-летия бизнесмена. По ним выходило, что гостями праздника был едва ли не весь руководящий состав областной прокуратуры. Назаров и его партнеры (всего 7 человек) были задержаны в феврале прошлого года. А уже в мае все они согласились сотрудничать со следствием и, что называется, сдали всех прокуроров по полной. В итоге появилось новое уголовное дело о взяточниках в погонах, фигурантами по которому стали с десяток стражей порядка: кроме бывшего зампрокурора Подмосковья Александра Игнатенко начальник управления облпрокуратуры по надзору за следствием Дмитрий Урумов, прокурор Ногинска Владимир Глебов, прокурор Клина Эдуард Каплун, прокурор Одинцова Роман Нищеменко, прокурор Серпухова Олег Базылян и его помощник Михаил Жданович, два офицера управления «К» МВД РФ Фарит Темиргалиев и Михаил Куликов.

Следователи обвиняют прокуроров в крышевании подпольного бизнеса в 15 городах Подмос­ковья и получении от Назарова как минимум 15 миллионов рублей. Вскоре начали давать показания и прокуроры. В частности, Дмитрий Урумов рассказал, что Александр Игнатенко поведал ему, что действует по указанию высокопоставленных сотрудников Генпрокуратуры. Якобы это они приказали ему назначать кураторами подпольного бизнеса городских прокуроров Подмосковья. Обвинение Назарову и компаньонам было предъявлено в конце прошлого года. Им за сотрудничество переквалифицировали статьи УК, и теперь максимум, что грозит бизнесменам, - это условные сроки.
За внешне спокойной беседой Чайки и Бастрыкина
кипят нешуточные страсти


ПРОКУРОРСКИЕ РАЗБОРКИ

После разоблачений Урумова стало понятно, что только Мособлпрокуратурой дело не ограничилось. В прессу начали просачиваться сведения, что арестованные прокуроры начали давать показания против своих высокопоставленных коллег из Генеральной прокуратуры. Якобы полученными средствами они все делились со своими покровителями в Генпрокуратуре. Также стало известно, что один из этих покровителей приходился «свояком» Игнатенко, то есть был женат на родной сестре подмосковного прокурора. А ближе к осени случилось вообще невиданное в новейшей российской истории - опять же по сообщению прессы, у следователей появились претензии в связи с «игровым делом» к сыну генерального прокурора Артему. Именно тогда состоялась знаменитая трехсторонняя встреча, на которой президент Дмитрий Медведев разговаривал с генеральным прокурором Юрием Чайкой и председателем Следственного комитета России Александром Бастрыкиным. Согласно утечкам в СМИ, президент Медведев дипломатично намекнул сторонам, что не стоит выносить ведомственные разборки на публичный уровень и особенно впутывать сюда членов семей. После этого нападки нa Артема Чайку прекратились. Но с этого момента «игровое дело» действительно все больше и больше стало напоминать межведомственные разборки.

- Следственный комитет России еще недавно был, хоть и номинально, ведомственной структурой прокуратуры, - рассказывает заслуженный юрист России, адвокат Сергей Николаевич Посконный, в прошлом сотрудник Генпрокуратуры. - И с момента его образования между СКР и Генпрокуратурой постоянно шли какие-то трения...

По мнению Сергея Николаевича, для подобных отношений существует определенная подоплека. Следствие в составе прокуратуры как бы всегда было на втором плане. То есть всю черную работу делали следователи, а все лавры пожинали прокуроры. Им доставалась львиная доля наград и благ. То же самое происходило и в структуре МВД.

- В 2007 году, когда появился СКП, впервые возникла возможность создать независимое следствие в стране. Своего рода аналог Федерального бюро расследований в США. И Бастрыкин, председатель СКП, сам проработавший следователем много лет, за нее ухватился, - излагает свою версию событий Сергей Николаевич. - Отсюда и агрессивный пиар ведомства, ежедневные сюжеты по телевизору, реляции об успехах. И как результат, в прошлом году СК стал полностью самостоятельным ведомством. Причем, пожалуй, одним из самых мощных - таких полномочий, кажется, нет даже у ФСБ. Само собой, главный противник подобного отделения - это Генпрокуратура, какому ведомству хочется терять такой мощный инструмент, как собственное следствие. Вот и появилось «дело прокуроров». Бастрыкин, с моей точки зрения, жестко показывает, что намерен заставить серьезно считаться с собой. И я думаю, он победил. Чайка вынужден был расстаться с рядом ключевых сотрудников, но при этом получил назначение на следующий срок. То есть как бы все получили что хотели.

- К сожалению, это действительно мало общего имеет с реальной борьбой с коррупцией, - продолжает заслуженный юрист России, - потому что в правоохранительных органах ее уровень по-прежнему запредельный. Если бы Бастрыкин и компания хотели реально навести порядок, они могли бы заняться любым крупным делом о рейдерском захвате. Ведь там, как правило, всегда фигурируют неправомочные постановления прокуратуры. И поэтому лично для меня в свете последних событий судьба Игнатенко не очень понятна - в России он уж точно особо не нужен, свою роль он выполнил. Я даже и не знаю, будет ли Генпрокуратура вообще подавать документы на экстрадицию, - наша бюрократия любое самое простое дело может запутать, начнет, например, тяп-ляп документы подавать или возникнут какие-нибудь нестыковки в МИДе. Вариантов на самом деле много, чтобы не пустить его в Россию.

- Что делать с Игнатенко, теперь большой вопрос, знает он много, и никому эти знания здесь не нужны, - считают многие серьезные эксперты. Например, не очень понятно, почему Игнатенко не арестовали на Украине, где он все это время скрывался. Игнатенко достаточно комфортно жил в Харькове по литовскому паспорту. И в общем-то ни от кого особо не скрывался. То есть, возможно, ни в России, ни на Украине особо не хотели педалировать эту тему - подобное положение дел многих устраивало.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Между тем в начале января, буквально через неделю после ареста Игнатенко, в Москве погибает под колесами КамАЗа начальник инспекторского управления Генпрокуратуры Геннадий Нисифоров. Известный адвокат, член Общественной палаты Анатолий Кучерена публично называет эту смерть загадочной, намекая на связь Нисифорова с делом подмосковных прокуроров. Действительно, именно Нисифоров проводил в свое время аттестацию всех фигурантов подмосковного дела. И ничего не обнаружил. СКР даже хотел допросить генерала по этому делу. А осенью возникло уголовное дело в отношении генерала о попытке изнасилования собственной секретарши. Тогда дело быстро замяли, но в прессе муссировалась версия, что это тоже стало частью межведомственных разборок. Между СКР и Генпрокуратурой.

Нужно сказать, что это уже вторая меньше чем за год «загадочная смерть» в стенах Генпрокуратуры. Летом в своем кабинете застрелился заместитель генерального прокурора Владислав Сизов, курировавший надзор за ФСБ. И вновь пресса связала эту смерть с делом подмосковных прокуроров. Правда это или нет, мы, видимо, еще долго не узнаем.

Марат Хайруллин
"Мир новостей"


Просмотров: 711
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость Связной беспредел


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.