Сегодня 29 мая 2017 г., понедельник, 07:09USD 56.75 +0.6859EUR 63.66 +0.6573
Статьи газеты «Мир новостей»

В краю непуганых прокуроров

16 мая 2013
hits 861
В краю непуганых прокуроров

Природоохранная прокуратура отрабатывает в Калуге новую технологию выкачивания денег из бизнесменов. Там, видимо, забыли про прямое указание президента страны “перестать кошмарить бизнес”.

ДЕРЕВНЯ В ДЕРЬМЕ

Если по киевской трассе проехать городок Малоярославец Калужской области, справа будет небольшая деревенька Ерденево. Ее легко узнать по устойчивому запаху канализации. Шибает в нос так, что у непривычного человека текут слезы.

- А мы ничего, притерпелись, не замечаем уже, - говорит нам бабушка, представившаяся Анной Васильевной. - Второй десяток уже пошел, как живем в говне... Да и куда жаловаться? Некуда!

Трагедия деревни Ерденево проста и бесхитростна. Лет пятнадцать назад здесь поломался один из каскадов очистных сооружений - станция пескоочистки. Починить его даже во времена разрухи 90-х было недорого. Но не починили, проигнорировали проблему. Со временем из-за маленькой поломки на очистных вышло из строя все что можно.

Как на грех, по соседству с Ерденево находится птицефабрика. Специалисты знают, что промышленные стоки от такого производства очень ядовиты. Но теперь они текут в никуда. То есть на природу, в речку Суходрев, в частности. Рядом проходит федеральная трасса, временами уровень стоков поднимается настолько, что вонючая жижа перехлестывает через дорогу. В кюветах на обочине давно образовалось ядовитое озеро нездорового ярко-зеленого цвета.

- Несколько десятков человек живут в дерьме в прямом смысле слова, и никому до этого нет дела, - говорит депутат горсовета соседнего города Обнинска Татьяна Котляр. - Куда мы только не обращались, всем наплевать. Последняя инстанция - природоохранная прокуратура. Это их прямая обязанность - заставить власти исполнять природоохранное законодательство, ведь то, что здесь творится, - преступление против экологической безопасности человека. Мы раз десять обращались в прокуратуру. Ноль эмоций. Всеми возможными способами затягивают, упираются как только можно, чтобы не решать вопрос.

Вниз по течению реки, куда стекают ядовитые стоки, находится санаторий, еще несколько населенных пунктов - тем не менее прокурорами здесь и не пахнет.

- Да-а, - машет нам на прощание рукой Анна Васильевна, - там ведь одни взяточники, а с нас чего брать? У нас одни старики... Нечем нам им платить...

ПОЛИГОН В ТОВАРКОВЕ

Совсем рядом с Ерденевом находится небольшой городок Товарково. В прошлом году на окраине Товаркова вдруг развернулась большая стройка. Когда стали разбираться, выяснилось, что там будет... свалка. Это при том, что в Товаркове уже есть полигон твердых бытовых отходов, куда свозится мусор со всего Дзержинского района. Полигон не заполнен даже наполовину. И зачем городку с населением 15 тысяч человек сразу две свалки?

Дальше - больше. Выяснилось, что технология строительства полигона площадью почти 4 гектара подозрительно напоминает технологии, по которым сооружаются могильники для ядовитых промышленных отходов. Мало того что свалку соорудили в считаных метрах от жилых домов, так рядом еще находятся речка Угра и особо охраняемая природная территория с одноименным названием.

- Вывод напрашивается сам собой, - говорит один из активистов антимусорного движения, Андрей Васильев. - Туда будут привозить отходы из других регионов, скорее всего, промышленные. По нашей информации, прежде всего отходы химического производства. И как проверишь, если территория - частная?

Когда встревоженная общественность кинулась разбираться, выяснилось, что фирма, которая сооружает полигон, прикрыта бумажками со всех сторон. Оказалось, что разрешение на строительство каким-то образом получено в обход закона об общественных слушаниях.

- Как бизнесмены выхлопотали этот документ, лично для меня огромная загадка, - говорит известный калужский эколог Людмила Шапиро. - Там просто вопиющие нарушения природоохранного законодательства... Но у нас в области странная ситуация: те, кто должен следить за соблюдением норм экологии, следят за чем угодно, но только не за этим. Имею в виду областные Роспотребнадзор и природоохранную прокуратуру.

Действительно, Роспотребнадзор выдал положительное заключение на строительство могильника буквально в пятистах метрах от многоквартирных жилых домов. А природо-охранная прокуратура просто проигнорировала обращения граждан.

ПРОКУРОР ПИРКИН И КОМПАНИЯ

- А вот у нас в областном центре проблема свалок стоит как никогда остро, - говорит Андрей Васильев. Он водит нас по центру Калуги, показывая заваленные мусором дворы. - Вот этот вещевой рынок - настоящая язва на теле города. Здесь все экологические и санитарные нормы нарушены и перенарушены в сотни раз. Люди реально спотыкаются о крыс. И это центр города! А природоохранную прокуратуру и Роспотребнадзор здесь днем с огнем не сыщешь. Если поднять документы, то у владельцев рынка просто все идеально - стерильная чистота и прекрасная экология. Как в лаборатории.

Рынок и в самом деле выглядел страшно: неряшливые палатки, обмотанные чудовищно грязным целлофаном, кучи гниющего мусора. И поэтому как-то больше верилось словам Андрея, а не заключению Роспотребнадзора.

- Существующий городской полигон твердых бытовых отходов давно переполнен, он не имеет права принимать мусор, - говорит Андрей. - Природоохранная прокуратура просто обязана его закрыть. Но не делает этого. Официально - по причине отсутствия земли под новый полигон. Но реально все прекрасно понимают, какие огромные взятки и откаты кто-то получает на этой проблеме и почему природоохранный прокурор Пиркин упорно не замечает, что Калуга буквально тонет в мусоре.

Впрочем, сказать, что природоохранная прокуратура и областной Роспотребнадзор ничего не делают, было бы несправедливо. Недавно в Калуге разразился скандал. По местному телевидению показали сюжет о том, как природоохранная прокуратура закрыла в городе один из ресторанов, а затем пришла с проверкой в другой. Пикантность истории придает то, что природоохранная прокуратура не имеет права проверять точки общественного питания. Это не ее функции. Тем не менее она это сделала.

- Пришли сотрудница природоохранной прокуратуры Гаспарян и сотрудник Роспотребнадзора Сивков и предъявили анонимную жалобу, что, мол, у нас плохое качество пищи, - говорит Ирина Горскина, директор ресторанчика “Бюргер”. - Они взяли пробы блюд, все оказалось в норме. Но они пришли во второй раз и начали проверять ведра, считать вилки. В конце концов ресторан закрыли.

Маленькая женщина чуть не плачет, ресторан - это все, что у нее было, 24 человека остались без работы. Сейчас она обивает пороги областных организаций, но безрезультатно. Никто не может понять, что происходит, и только разводят руками - природоохранная прокуратура напрямую подчиняется Москве.

- Эти рестораны - только начало. Владельцев точек общепита охватила тихая паника. Прежде ничего такого в городе не было и в помине. Во-первых, по анонимке нельзя проводить проверку. Во-вторых, если жалоба не подтвердилась, производство по ней обязаны прекратить, однако по одной и той же жалобе пришли с повторной проверкой. И в-третьих, природоохранная прокуратура просто не имеет права заниматься такими вещами, это не ее функция. Но - плевать. Ребята делают то, что делают. Это совершенно новая технология, которую природоохранная прокуратура сейчас обкатывает. Придут и в другие рестораны и кафе. Представляешь, что могут натворить таким макаром, если их не остановить? - говорит Андрей Васильев.

Я обратился к инспектору областного Роспотребнадзора Сивкову (кстати, он один из тех, кто давал положительное заключение на строительство ТБО в Товаркове).

- Знаете, все вопросы - к прокуратуре, я пришел в рестораны по их приказу, не мог отказать, - только и сказал мне инспектор.

Остается добавить, что Сивков пришел по приказу прокуратуры четыре раза. И, видимо, придет еще и сделает все, что прикажут.

В межрайонной природоохранной прокуратуре я встретился с холеным господином в костюме чуть ли не от Бриони (я могу ошибаться, поскольку не могу позволить себе дорогие костюмы и не очень в них разбираюсь). Господин отрекомендовался и.о. природоохранного прокурора Силаевым. Не успел я начать, как и.о. начал орать:

- Да ты знаешь, как эти бизнесмены достали?! Будь моя воля, я бы их всех... Споили, понимаешь ли, половину области...

Я пытался что-то вставить про закон.

- Развязал вам руки этот закон, - ухмыльнулся прокурор и вновь начал орать про протухших кур и отравленных потребителей...

Но Силаев все-таки проговорился: за все время существования природоохранной прокуратуры в Калуге эти два ресторана были единственными, которые проверили таким образом. Судя по всему, действительно началась отработка новой технологии.

- Короче, я - прокуратура и имею право делать все, что делаю, - хлопнул по столу пухлой ладошкой и.о...

На этом разговор был закончен. Ни про утонувшую в дерьме деревню, ни про полигон в Товаркове я так и не смог спросить...

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Когда мы уезжали из Ерденева, бабушка Анна Васильевна спросила:

- А кто вы такие?

Мы объяснили. Старушка пожевала беззубым ртом и вздохнула:

- Пишите, пишите, а толку никакого. Не писать надо, а жить по закону. Хотя бы по Божьему. А так... Это не жизнь.

Марат Хайруллин, спецкор “МН”,
Калужская обл.


Просмотров: 861
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.