Сегодня 23 января 2017 г., понедельник, 09:36USD 59.66 +0.3176EUR 63.72 +0.5469
Статьи газеты «Мир новостей»

Революция слез

16 мая 2013
hits 650
Революция слез

ПОВЫШЕНИЕ ТАРИФОВ ЖКХ В КИРГИЗИИ ПРИВЕЛО К РЕВОЛЮЦИИ

Читайте репортаж специальных корреспондентов “Мира новостей” из эпицентра очередной киргизской революции.
Здание прокуратуры разграблено с особым старанием


Киргизия, бывшая советская республика, на прошлой неделе показала всему миру, как делается революция. Киргизскому народу понадобилось два дня, чтобы свергнуть президента Курманбека Бакиева. Режим рухнул как карточный домик. Это был классический социальный бунт, восстание народа, доведенного до отчаяния. После Нового года подняли тарифы на ЖКХ, налоги. Все это в два-три раза превысило среднюю зарплату по стране. Народ больше терпеть не мог. А государство, устроенное по принципу семейной корпорации, нежизнеспособно - потому что в один прекрасный день слуги предают власть.

Бакиев пришел к власти 13 марта 2005 года в результате бескровной “тюльпановой” революции. Обвинив предыдущий режим в коррупции и кумовстве, новый президент поклялся служить интересам своего народа. Спустя пять лет уже почти бывшему президенту (юридически Бакиев еще законный руководитель) предъявляют те же самые обвинения - коррупция и кумовство. Правда, на этот раз смена власти без крови не обошлась - на момент выхода номера только в столице республики Бишкеке погибло около 90 человек. В Киргизии уже назвали эти события “революцией слез”.

ЗАТАИВШИЙСЯ ГОРОД

Спустя сутки после штурма местного Белого дома в Бишкеке по-прежнему тревожно. Толпа народа в каком-то придавленном молчании стоит у ворот резиденции Курманбека Бакиева. Именно здесь развернулись главные события вечером 7 апреля. На асфальте еще видны следы крови, они аккуратно обложены желтыми тюльпанами. На заборе плакаты с проклятиями в адрес Курманбека Бакиева и его семьи. Рядом портреты убитых. Время от времени люди садятся на корточки и поднимают к лицу сложенные ладони - молятся за упокой погибших.

Уже известно, что седьмого апреля в Бишкеке убиты больше 75 человек. В основном - молодых ребят.

- Мы с друзьями приехали седьмого утром, - рассказывает нам Саламат Адаяров, из Чуйской области. - Весь день были здесь на площади.

При этом Саламат дипломатично умалчивает, кто и зачем пригласил его с другом Канатом в Бишкек. Как говорит Саламат, Каната ранили одним из первых, когда он просто попытался подойти к решетке ограждения.

- Они думали, что народ испугается, а люди, наоборот, стали бросаться на забор, потом машиной протаранили и ворвались...

У городского морга Бишкека в темноте стоят родственники погибшего парня из Ошской области. Одна из женщин рассказывает нам, что Усен (так звали погибшего) ушел утром 7 апреля из дома, никому ничего не говоря.

- А потом мы нашли его здесь, вот сейчас стоим ждем его отца...

Усена мы видели несколькими минутами раньше, за небольшую плату сотрудники морга согласились дать нам интервью и показать трупы.

- Морг не рассчитан на такое количество, - говорит нам дежурный патологоанатом, мы стоим в прозекторской, под светом желтых ламп лежат ряды погибших. Их несколько десятков, хорошо видно, что большинство из них подстрелены снайпером - аккуратные бескровные дырочки в груди и голове. При этом, кто такие эти снайперы и откуда они взялись, никто до сих пор не знает.

- Они растворились, - коротко ответила на мой вопрос представитель временного правительства Эльмира Ибраева. Эта загадочность и неуловимость снайперов тут же превратили их в народной молве то ли в американцев, то ли в прибалтов. А некоторые всерьез уверяли нас, что среди них были несколько грузин, присланных Саакашвили на помощь Бакиеву.

Первые столкновения произошли 7 апреля утром, когда в Бишкек начали стекаться толпы людей из окрестных деревень. Милиция попыталась перегородить им дорогу к центру. В ответ в служителей порядка полетели камни. Через несколько часов милиционеров избивали по всему городу. Было захвачено и разгромлено несколько РОВД, в руки митингующих попало оружие.
Похороны погибших на мемориальном кладбище “Ата Бей” 10 апреля


Столкновения на центральной площади города, на которой стоят правительственные здания, начались к вечеру. Основные силы милиции и спецназа были стянуты к Белому дому. ОМОН попытался с помощью слезоточивого газа разогнать толпу, в ответ в них полетели камни. Как утверждают сами милиционеры, первыми огонь открыли митингующие. Кто-то из толпы бросил в правоохранителей гранату. К этому моменту на площадь стекались люди со всего Бишкека. Снайперский огонь, который вели с крыши резиденции Бакиева, лишь распалил собравшихся. В конце концов ворота здания были снесены грузовиком, и толпа ворвалась в здание. Ни армия, ни милиция не проявляли особого желания убивать собственный народ. Милиционеры и курсанты Военной академии, стоявшие в оцеплении, звонили родственникам, те приносили гражданскую одежду, в которую те переодевались и растворялись в толпе.

- Какого-то единого центра командования в толпе не было, - рассказал нам один из участников штурма, Физули. - Вся оппозиция на тот момент сидела в СИЗО, люди были просто разозлены.

К тому времени, как толпа захватила основные правительственные здания, в Бишкеке стемнело, и начался грабеж магазинов. Впрочем, по сравнению с событиями пятилетней давности пострадало значительно меньше зданий. Наученные горьким опытом предприниматели столицы мгновенно организовались в народные дружины.

- Мы работали всю ночь, - рассказала мне врач “скорой помощи” Альбина Николаевна. - Сначала забирали людей с площади, а потом пошли вызовы из центра. Подбирали мародеров. Одного сбили машиной и бросили. Другого подстрелили дробью...

Впрочем, мародеров это не остановило. В центре города, рядом с главной площадью, горит здание Генеральной прокуратуры. Огромная толпа зевак наблюдает, как несколько пожарных пытаются сбить пламя. Мы обходим здание и заходим в задний двор прокуратуры. Среди остовов обгоревших машин деловито бродят люди, в основном приезжие из провинции, их легко можно отличить по своеобразной одежде: спортивные китайские костюмы и стоптанные туфли. Один из них тут же пристраивается к нам сзади, нагло пытаясь влезть в наши рюкзаки. И даже увидев, что его разоблачили, не спешит уходить - он здесь абсолютно свой, вокруг пытаются тащить все, что попадется под руку. Заднее крыло здания уже выгорело, и мародеры шастают даже там. Кому ничего не досталось, роются в кучах мусора, выкинутого из зданий на улицу, срезают обшивку с диванов и кресел, откручивают последние шурупы с обгоревших авто - в хозяйстве все пригодится. Внутри здания мародеры долбят ломиком последний запертый сейф, их не смущает даже, что огонь бушует буквально этажом выше. Увидев нас, грабители (в основном молодежь) замахали руками.

- Идите себе гуляйте, журналисты. Суют нос везде, ничего святого нет...

Нужно сказать, что здания прокуратуры и налоговой инспекции, в отличие от других, уничтожены с подозрительной тщательностью и старанием.

Вообще журналистам тут опасно. На наших глазах перед прокуратурой местные вдруг набрасываются на фотокорреспондента какого-то европейского агентства. А вечером уже в посольстве узнаем, что было совершено нападение на пять групп российских журналистов. Больше всего пострадал 5-й канал, ребят сильно избили и отобрали видеокамеру.

НАРЫВ

Нужно сказать, легкость, с какой восставшие взяли власть в свои руки, лишь видимость. Ситуация назревала уже больше года. В начале марта по всем крупным городам Киргизии прошли народные собрания - курултаи, организованные оппозицией. Собравшиеся выдвинули главное требование - отставку режима Бакиева.

- Мы предупреждали президента, что все это добром не кончится, - рассказывает нам Болот, активист оппозиционной партии “Атамикен”. - Ладно его семья начала захватывать лучшие предприятия республики, так ведь он еще начал убивать оппозиционеров...

Исчезновения и таинственные убийства соперников - это действительно одна из отличительных черт правления Бакиева. В 2008-2009 годах без вести исчезли или были убиты несколько десятков оппозиционных деятелей и известных киргизских журналистов. Самое знаковое убийство произошло в мае 2009 года. В сгоревшем джипе было обнаружено тело бывшего главы администрации Бакиева. Тогда в Киргизии ходили упорные слухи, что эта на тот момент ключевая фигура республиканской политики давно вела переговоры с оппозицией. Возможно, если бы тогда он сумел закончить переговоры, то смена власти прошла бы в Киргизии демократическим путем. У Бакиева летом 2009-го прошли очередные президентские выборы. Тем не менее, несмотря на множество признаков насильственной смерти, официальной причиной смерти стала “неосторожность при обращении с огнем”.

После этого в республике начались настоящие гонения на независимых журналистов. Были закрыты и разгромлены все оппозиционные издания и сайты.
Родственники погибшего Усена из Ошской области оплакивают его у городского морга


На этом фоне главным раздражающим фактором для народа стала деятельность родственников Бакиева. И в частности - его сына Максима, получившего неофициальное прозвище в народе Принц.

- Максим подмял под себя все самые прибыльные предприятия республики, - рассказывает нам Болот.

Мы находимся в здании республиканского парламента - Жогорку Кенеш. Это своего рода Смольный дворец киргизской революции. Здесь заседает временное правительство страны во главе с бывшим министром иностранных дел Розой Отумбаевой. Парламент пострадал меньше других, но тем не менее следы разгрома встречаются на каждом шагу - выломанные двери, разбитые окна, поломанная мебель. Охрана - все те же ребята в спортивных костюмах из провинции. Единственное, что отличает их от классических революционеров, - практически все они без оружия. Это, кстати говоря, одна из главных особенностей - на улицах Бишкека совсем нет вооруженных людей.

Уже после революции выяснилось, что только банков у Максима Бакиева было пять, через них проходили все бюджетные операции. Только через один из этих банков за два года было выведено за пределы страны несколько республиканских бюджетов. В одном из банков Принца осел и российский прошлогодний кредит на 300 миллионов долларов. Как выяснилось, Бакиев-младший не спешил использовать деньги по назначению - на развитие национальной экономики. Согласно официальному отчету, все деньги лежали на депозите. Впрочем, пока новые власти не смогли обнаружить следы этих денег - не исключено, что они уже выведены за пределы республики. Как и государственная казна. На момент переворота на государственных счетах оставалось чуть более 16 миллиардов евро. То есть режим Бакиева практически разорил страну.

Последним изобретением Максима стало Центральное агентство развитий и инвестиций, сокращенно ЦАРИ, под контроль которого были переданы наиболее прибыльные государственные предприятия. Деятельность Максима так разозлила народ, что в первые же часы был разграблен и подожжен один из его особняков в Бишкеке. Когда мы приехали в коттедж на одной из престижных улиц города, мародеры выламывали рамы и последний унитаз. Ободрали даже дорогие обои, написав вместо них всякие матерные слова. Опоздавшим на “суд народа” достались только кусты элитных роз и голубые ели. Особо пострадала единственная сеть супермаркетов “Народный”, которые в свое время Максим забрал в наследство у семьи Акаевых. Их громили и потрошили с особой ненавистью - как символ клана Бакиевых.

- Все это так достало народ, что рано или поздно ситуация взорвалась бы, - говорит Болот. - Ладно это не задевало бы народ, но ведь все это происходило на фоне катастрофического падения жизненного уровня.

Как утверждают нынешние власти Киргизии, за последние годы уровень жизни киргизов упал в несколько раз. Прошлой зимой выросли на несколько сотен процентов тарифы на электроэнергию и коммунальные услуги. Как и цены на услуги связи. Основные продукты питания подорожали в разы.

И в конце концов нарыв прорвало. Причем Бакиев сам спровоцировал ситуацию. Пятого апреля на севере республики, в областном центре Талас, во время мирного митинга был арестован лидер местной оппозиции Шерниязов. В ответ многотысячная толпа захватила и разгромила здание областной администрации. Власти направили в Талас несколько самолетов со спецназом, но это еще больше раззадорило восставших - они захватили и разоружили спецназ, а прибывшего министра внутренних дел республики просто зверски избили.

В тот момент в республике с визитом находился генеральный секретарь ООН Пан Ге Мун. Официальный Бишкек пытался до последнего сохранить лицо - все государственные СМИ республики повторяли, что в Таласе все спокойно. Но волну остановить уже было невозможно. Вслед за Таласом рвануло в других областных центрах - Нарыме и Оше. А затем волна дошла и до Бишкека.

- Это действительно народная революция, - говорит нам Болот на прощание. - Потому что во главе ее не было явных лидеров. Все произошло стихийно, само собой. Да, между нами говоря, и до сих пор нет реального лидера - во временном правительстве пока полный раздрай, - наш собеседник слегка понижает голос. - Никто не знает, что делать. Единственное, в чем есть согласие, - надо просить помощи у России. Поэтому первым делом временный премьер-министр и улетел в Москву. Договариваться и просить снова денег.
Простые жители республики молятся и надеются, что новая власть сделает их жизнь счастливее


РУКА МОСКВЫ

Срочный визит временного премьера в Москву не случайность. Все, с кем мы говорили, считают главной ошибкой Бакиева испорченные отношения с нашей страной. Многие здесь считают, что если революция 2005 года - дело рук американцев, то спустя пять лет к событиям в Бишкеке явно приложила руку Москва. Насколько - трудно судить, но именно Россия первой протянула руку помощи новым властям Кыргызстана, не дожидаясь даже официальной отставки Бакиева.

После того как летом 2009 года Бакиев попросту обманул Россию, взяв безвозмездную помощь и оставив американскую базу, отношения с нашей страной резко охладели. Сначала были заморожены ряд инвестиционных проектов, и самый крупный из них - строительство гидроэлектростанции в Нарымской области. Для Киргизии, страдающей от нехватки электроэнергии, это было ключевым проектом. После остановки строительства без работы остались тысячи человек. Затем Киргизию попросту прокатили мимо Таможенного союза. Этим летом Россия вдруг отозвала лицензию у Российско-Кыргызского университета имени Бориса Ельцина. Дипломы этого вуза, единственные из учебных заведений республики, принимались в России. Наконец, последней каплей стало введение новых пошлин на российский бензин и солярку. Цены на бензоколонках республики резко взлетели вверх. Все это очень сильно накалило обстановку внутри республики.

- Мы не можем себе позволить иметь плохие отношения с Россией, - говорит нам Чолпонбек Бекбаатырович, служащий министерства финансов республики. - Начать хотя бы с того, что большая часть бюджета Киргизии формируется за счет частных переводов, поступающих из России. Около тридцати процентов наших трудоспособных граждан работают в России и Казахстане. На две эти страны приходится восемьдесят процентов внешнего товарооборота. Как мы можем портить отношения с вами?

Была “рука Москвы” или нет в последних событиях, на самом деле уже не важно. Хотя серьезные эксперты считают, что российские спецслужбы не причастны к последним событиям. Важно то, что новое руководство Кыргызстана понимает, что на Россию единственная надежда.

ЧТО ВПЕРЕДИ?

Утром 10 апреля на мемориальном кладбище “Ата-Бейит” в тридцати километрах от Бишкека хоронили погибших при штурме Белого дома. На трибуне перед рядами тел в саванах (по мусульманскому обычаю, погибших хоронят без гробов) все временное правительство во главе Розой Отумбаевой клянется, что будет всеми силами бороться с коррупцией, не допустит ошибок прежней власти и сделает все, чтобы народ жил хорошо. Пять лет назад точно такую же клятву перед своим народом приносил президент Бакиев, обвиняя во всех грехах прежний режим Акаева. Это, впрочем, не помешало ему прибрать к рукам весь бизнес предшественника. Сегодня в Бишкеке происходит то же самое. К владельцам крупных бизнесов приходят люди и именем новой власти захватывают наиболее лакомые кусочки: магазины, казино, элитные клубы, парикмахерские. Захватывают даже министерства и ведомства. На встречу с лидером Новой оппозиционной партии мы приехали в министерство сельского хозяйства республики. Перепуганный министр Искендербек Рысбекович Айдаралиев рассказал нам, что чуть было не лишился своего поста.

- Меня никто официально не разжаловал, - дрожащим голосом говорит Искендербек. - А тут врываются и говорят: мол, уходи, теперь мы новая власть. Кто такие, почему?

Кажется, министра возмущает больше всего, что свергать его пришли без “мандата” и “декрета”. Его кресло отстояли только благодаря активистам Новой оппозиционной партии. Они тут же скромно сидят рядком на диване, двое из них на костылях и в бинтах - подстрелили при штурме.

- Порядок, порядок больше всего нужен нам, - твердит министр нам как заведенный на наш вопрос, что сейчас больше всего нужно киргизскому народу.

Но насколько новая власть сумеет справиться с ситуацией - большой вопрос. Пока главным итогом революции можно считать отмену доплат при пользовании мобильной связью, введенной операторами принадлежавших Максиму Бакиеву мобильных сетей. Да Россия вроде пообещала отменить дополнительные пошлины на бензин. Пока это все - у новой революции нет ни настоящих лидеров, ни сколько-нибудь внятной программы действий.

При этом перед страной стоит реальная угроза гражданской войны. Бакиев пока что еще легитимный президент. Что бы ни говорили новые руководители, они по-прежнему являются лишь временной администрацией, еще не получившей признание народа. Бакиев же не собирается сдаваться. У него по-прежнему сильные позиции в южных областях республики. Он и его сторонники находятся где-то между Джалал-Абадом и Ошем. И неизвестно, как развернутся события, если ему удастся собрать достаточное число вооруженных формирований. И сколько тогда будет новых погибших?

Марат Хайруллин,
фото Татьяны Павловой
Бишкек - Москва


Просмотров: 650
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.