Сегодня 23 января 2017 г., понедельник, 11:31USD 59.66 +0.3176EUR 63.72 +0.5469
Статьи газеты «Мир новостей»

Чили держит удары стихии

16 мая 2013
hits 1035
Чили держит удары стихии

В ЭТОМ УБЕДИЛИСЬ КОРРЕСПОНДЕНТЫ “МН”, ПРИБЫВШИЕ В САНТЬЯГО С ГУМАНИТАРНОЙ ПОМОЩЬЮ ОТ РОССИИ

В 6 утра на промороженной проходной аэродрома МЧС в Жуковском, где мы ждали борта в Сантьяго, поступившая информация из Чили была устрашающей. Далекую страну накрыло землетрясением почти в 9 баллов. По первым оценкам, разрушено полтора миллиона зданий. Мощное цунами прокатилось по побережью, смыв десятки рыбацких поселков. Страна осталась полностью без электричества и телефонной связи. Мир замер: памятуя о Гаити, где трясло на семь баллов, ждали сотен тысяч погибших. И нам казалось, что мы летим в эпицентр хаоса и разрушений.

Последнее восьмибалльное землетрясение произошло на планете в 2004 году на острове Суматра. Официально зарегистрировано 230 тысяч смертей, но точное число погибших неизвестно. Экономика полностью разрушенного острова не восстановлена до сих пор. В Гаити, где землетрясение оценили в 7,8 балла, пока насчитали 280 тысяч погибших. Но это далеко не окончательные цифры, предполагается, что общее число смертей может достигнуть полумиллиона.

С точки зрения географии Чили - это аналог Тибета в Азии. Страна, протянувшаяся узкой полоской почти на две тысячи километров вдоль тихоокеанского побережья Южной Америки, полностью расположилась в Андах - составной части Кордильер, самой крупной горной системы планеты. Поэтому все ждали чудовищных масштабов катастрофы. Но уже первые сутки после происшествия показали: Чили так просто сдаваться стихиям не намерена. Хотя даже спустя 3 недели страну продолжает трясти - последний толчок 11 марта оценен в 7 баллов.

Когда мы грузились в Ил-76 на летном поле Жуковского, пришло сообщение, что правительство Чили снизило число погибших с предполагаемых 900 до 230 официально подтвержденных. На острове Сол, островной Республики Кабо-Верде, в Атлантическом океане, где мы сели на ночевку после 16 часов полета, информационные ленты передали, что число погибших достигло 450 человек. А еще сутки спустя в аэропорту Сантьяго эта цифра достигла 880. Для катастрофы подобного масштаба это невероятно мало.

А когда наш “именной”, в честь великого летчика Михаила Водопьянова, Ил-76 коснулся чилийской земли почти через сорок часов после вылета из Москвы, мы поняли, что журналисты, как всегда, все преувеличили. Вселенской катастрофы не произошло. Немного пострадал терминал аэропорта в Сантьяго. В самой столице Чили было разрушено несколько ветхих зданий. Но в целом Сантьяго по-прежнему остается одним из самых красивых и современных городов Южной Америки.

- Столицу почти не трясло, - с ходу успокоил нас посол России в Чили Николай Филатов. - Посольство тоже, хотя пришлось пережить пару неприятных минут.

Больше всего пострадал городок Консепсьон в пятистах километрах от Сантьяго. Но когда мы прибыла туда, были уже официальные цифры - разрушено не более 10 процентов зданий. В основном старых или построенных с нарушениями. Получилось, что Чили преподала всему миру урок, как нужно бороться со стихией.
МЧС и чилийские полицейские работали рука об руку


После разрушительного землетрясения 1994 года в стране были приняты специальные законы. Все общественные, жилые здания и вообще все значимые сооружения застройщики обязаны строить с расчетом на 11-балльное землетрясение. Государственных строительных компаний в стране не существует, а все частное жилье в обязательном порядке застраховано - что-то вроде нашей автогражданки. В столице республики пострадали только старые здания, которых немного.

- Или те, при строительстве которых схалтурили, - усмехается посол Филатов. - При этом власти страны в первые же часы после катастрофы пообещали серьезно разобраться со строителями, чьи здания не выдержали толчков. Учитывая, что к закону в Чили относятся серьезно, можно не сомневаться - разберутся по полной.

- Так что здесь все в порядке, - пожимает плечами заместитель коменданта посольства Василий. - Люди просто вызывают своего страхового агента, тот фиксирует ущерб, и все. Дальше не их забота - обязательно все восстановят.

Как предполагают, выплаты по ущербу в Чили будут вторыми за всю историю страхового дела. Пока предварительные оценки - 7-8 миллиардов долларов. Президент страны (сегодня уже бывший) Мишель Бачелет заявила, что экономика это выдержит и страна собственными силами устранит последствия катастрофы. И можно не сомневаться, устранят. Чили очень забюрократизированная страна. Ее иногда называют Германией Южной Америки. Любое действие в гражданской сфере регламентировано законами. Иногда доходит до смешного - например, если ты купил что-то по интернету, то по закону положено привезти товар в течение двух дней. И ровно через два дня его привезут - ни раньше ни позже.

В Консепсьоне в первые дни после землетрясения мародеры разграбили несколько магазинов. В считаные часы военные навели порядок, прекратив грабежи. А еще через несколько часов было объявлено, что армия начинает операцию по возвращению украденного. Без всяких постановлений суда и прокуратуры военные стали прочесывать подряд все дома и квартиры. И если обнаруживали украденные вещи, без разговоров арестовывали всех взрослых. К нашему отъезду из страны местные СМИ сообщали, что возвращено почти 90 процентов украденного. Вероятно, правозащитники станут возражать против таких методов, но результат говорит сам за себя.

Вообще к армии в Чили особое отношение или, скажем, у нее особое положение. Это закреплено даже в Конституции. В кризисных ситуациях армия берет власть в свои руки. Или, если сказать более точно, берет на себя ответственность за все происходящее. Так произошло и в этот раз - в считаные часы армия выдвинулась во все кризисные районы, военные специалисты наладили связь, восстановили авиасообщение. На военной части аэродрома Сантьяго аккумулируется весь гуманитарный груз, и военная авиация его развозит по всей стране.

Главенствующая роль армии связана с политической ситуацией на континенте. У Чили напряженные отношения с соседями: Боливией, Перу, Аргентиной и особенно Бразилией, которая до сих пор не может примириться с поражением в войне 1976 года. Приграничные конфликты и территориальные споры - обычное дело. При этом Чили имеет самую боеспособную и оснащенную армию на континенте, и быть офицером означает здесь принадлежность к элите нации. И даже диктатура Пиночета не подорвала уважения к военным.

Интересно, что армия до сих пор извиняется перед народом за смерть президента Сальвадора Альенде, - военные категорически утверждают, что это была случайность. В стране воцарился хаос, и они обязаны были что-то делать. Так они объясняют те события. При этом чилийский народ так и не простил вмешательства в свою жизнь американцам (именно с подачи американцев был устроен бойкот правительству Альенде). Это чувствуется даже на подсознательном уровне: когда обращаешься к чилийцу по-английски, обязательно встретишь настороженный взгляд. Но стоит вместо грубого “раша” сказать изысканное испанское “руссиа” - глаза собеседника теплеют. И, скорее всего, услышишь: “Амиго! Грасиас!” (Спасибо, друг.)
Великое чилийское землетрясение 1960 года разрушило Сантьяго до основания. Спустя 50 лет город остался целым


АМИГО! ГРАСИАС!

С тремя дозаправками мы пролетели почти 15 тысяч километров. Россия двумя “грузовиками” привезла в Чили 20 тонн гуманитарного груза - палатки, одеяла, продукты, генераторы. Первый борт в Сантьяго встречал министр обороны. В стране, где депутаты парламента реагируют на промахи правительства постановкой на официальное голосование вопроса о введении военной диктатуры, это высший знак признания.

После московского мороза чилийские тридцать градусов в тени воспринимаются как сауна. Счастливые телевизионщики, уже перегнавшие материал в Москву, прячутся от солнца под брюхом самолета. Разлеглись на бетоне и пьют холодное чилийское вино. Нам, газетчикам, остается лишь завидовать, мы прилетели вторым бортом, и наша работа только начинается. Если судить по телевизионной картинке коротких новостей, все очень красиво - Россия в очередной раз оперативно, с блеском выполнила свою миссию. Несмотря на то что Москва на другом конце земного шара, наши самолеты в числе первых доставили в Сантьяго помощь.

Но, находясь внутри процесса, понимаешь, что за кадром остается огромная, тяжелая работа. В считаные часы загрузить самолет, спланировать маршрут и вылететь - это само по себе сложная и тонкая работа.

- Ты даже не представляешь, сколько сил стоит проложить маршрут, спланировать операцию, сколько людей над этим работают, - объясняет мне Галя Дорогова, сотрудница специального отдела МЧС по организации международных операций. На аэродроме в Сантьяго она разрывается - носится между чилийцами, посольскими и экипажем.

На аэродроме Сантьяго каждые несколько минут садятся или взлетают грузовые самолеты. Но ни тупорылые американские “дугласы”, похожие на трубу, ни толстобрюхие европейские “айэрбасы”, не сравнятся с нашим “Ильюшиным”. В российской машине с яркой звездой - символом МЧС на борту одновременно слились и мощь, и изящество линий. Стоя рядом с таким самолетом в чужом аэропорту, невольно испытываешь гордость за свою страну, которая в любой момент может отправить на другой конец земли такую машину. И не одну, а столько, сколько нужно. Всего несколько стран в мире способны на это.

А когда рядом с “Водопьяновым” стоит его командир Владимир Валентинович, то понимаешь, почему символом России является медведь. Не знаю, специально или нет министр Шойгу подбирал пилотов, но все четыре пилота нашей команды как на подбор высоченные, кряжистые мужики. Каждый - полковник, у каждого за плечами более тридцати лет службы, тысячи часов в воздухе. Рядом с ними большинство людей чувствуют себя карликами. Впрочем, за штурвалом гигантского самолета хлюпику делать нечего. По пути в Чили пилоты, сменяя друг друга, провели за штурвалом больше двадцати часов. Это невероятно тяжелая и ответственная работа - вести через весь земной шар такую огромную машину. Не каждый тренированный мужик выдержит. При этом трогательно наблюдать, как эти могучие мужики нежно относятся к своему самолетику - командир, когда ему кажется, что его никто не видит, обязательно ласково похлопает, погладит огромную машину после каждой посадки.

И все вместе, вся наша команда на другом конце планеты воспринимаются как часть огромной, сильной страны, которая всегда готова прийти на помощь. Я даже не знаю, кто больше в эти дни сделал для развития дипломатических отношений между Чили и Россией, - этот рейс “Водопьянова” или весь наш МИД в целом.

И чилийцы это видят и ценят. Со всех концов к нам то и дело подтягиваются фотографироваться группки военных. Стоящие рядом “дугласы” и “айэрбасы” мало кого интересуют. По некоторым деталям можно определить, что многие считают за честь работать у русских. На разгрузку нашего борта подтянулось сразу три группы. Военные, полицейские курсанты и гражданские волонтеры. Было забавно наблюдать, как командиры военных и полицейских спорили за право первыми начать разгрузку. Победили военные. Полицейские, среди которых были барышни, стояли рядом, строем, под палящим солнцем, что называется, висели над душой. Как только время солдат вышло (не знаю, как уж они делили самолет), их тут же “выдавили” из отсека.

Когда же полицейские джентльмены попытались освободить своих девушек от тяжелой работы, накрашенные, как матрешки, барышни обиделись до слез. В конце концов их запустили в грузовой отсек таскать мешки и ящики наравне с мужиками. Там они наткнулись на номер еженедельника “Мир новостей”, некоторые картинки девушек просто потрясли. Выпросив нашу газетку, юные чилийские госпожи мгновенно растащили ее на клочки. Я так и не понял, что стало для них экзотикой.
Мост старой постройки не выдержал подземных толчков


Закончив разгрузку, полицейские построились и рысью побежали прочь. Когда курсанты бежали мимо, я поднял руку и крикнул:

- Буэнос диас, сеньоры...

Сержант рявкнул, полицейские остановились, повернулись и хором крикнули:

- Грасиас, амиго!

Госпожи гренадерского роста как одна построили глазки, хотя, может, мне это и показалось, но было очень приятно.

Разгрузившись, наш борт отправился на север страны, в рыбацкий городок Антофагаста на берегу Тихого океана. Там пилоты должны были отоспаться перед долгой дорогой домой, а мы получили возможность увидеть Чили не в контексте землетрясения. Но, как оказалось, о самолетах с помощью из России знает уже вся страна.

ГОРОД, КОТОРЫЙ ПОДАРИЛ НАМ СВОЕ СЕРДЦЕ

Антофагаста - компактный и уютный, рано утром тих и свеж. Улочки прямыми ручейками стекают с гор к берегу океана. В городе тихо, в центральном скверике на лавках перед нарядной католической церковью спят бомжи. Утренний бриз шевелит приспущенные флаги - сегодня воскресенье, и в стране траур.

В старинной церкви свежо и прохладно. С амвона пастор в малиновой тоге что-то говорит, люди сидят на скамьях и слушают. Мы тоже, хоть ничего и не понимаем. Народ встает. Вдруг начинает звучать гитара, и к высокому своду поднимается хриплый и вместе с тем чистый голос:

- Санта-а, о-о, Санта, - протяжно поет слепой гитарист в углу амвона.

Люди тянут друг другу руки ладонями вверх:

- Грасиас, амиго, грасиас... - улыбаются вокруг незнакомые мужчины и женщины, они обнимают и целуют нас. Мы обнимаем и целуем их. У некоторых в глазах слезы. Слезы счастья - они всех простили, поэтому прощены. И тихая радость переполняет этих людей. В день национального траура неизвестные жители маленького рыбацкого городка поделились с нами не скорбью, а счастьем. Словно подарили свое сердце.

Слепой гитарист играет и поет, люди выстроились за причастием. Мы уходим просветленными, как будто город Антофагаста признал нас своими и согласился раскрыть свои тайны. На главной туристической улочке города, что-то вроде нашего Арбата, целая бригада дворников швабрами драит булыжники мостовой. На булыжниках вытянулись и сладко спят чилийские дворняги. Дворники их вежливо обходят, стараясь не потревожить чуткого собачьего сна. Рядом ходит взад-вперед мужик в пиджаке и с утра пораньше орет в закрытые двери муниципалитета. По обрывкам фраз догадываемся - что-то очень политическое. Мойщики мостовой бесцеремонно сгоняют его в сторону, чтобы не мешал наводить порядок.
В Консепсьоне пострадали в основном трущобы


Мы поднимаемся все выше и выше к склону гор, нависающих над городом. Опрятные кварталы давно кончились, вокруг трущобы. В пыли у ворот местной тюрьмы расположились обездоленные. В ларьке напротив мы пытаемся купить воды:

- Вота, вота, - говорим по привычке на инглиш.

- Американо? - хмурятся девчонки-продавцы.

- Но, руссиа.

- Руссиа, амиго, но вота - аква! - белозубо хохочут девчонки.

Потом одна из них догоняет нас и, показывая на фотокамеру Татьяны (фотокорреспондент “МН”. - Прим. ред.), пытается объяснить - опасно. Девочка не отстает, пока мы не прячем камеру в сумку.

- Руссиа, амиго, - мимоходом объясняет девчонка мускулистым парням, очень серьезно смотрящим на нас с другой стороны улицы.

На какие-то минуты становится неуютно - вокруг замусоренные тротуары, скособоченные хибары. Мы забрели в настоящий даун-таун. И вдруг видим превращенные в картины стены. Их много. Некоторые сюжеты нам непонятны, другие легко читаются. Американский президент Буш бомбит землю, люди встают против ракет. Маленький мальчик, ждущий в темной комнате у телевизора отца. Необыкновенно красивая женщина ищет в горах свою любовь.

Мы смогли оторваться от этого музея только спустя несколько часов и возвращаемся в цивилизованную часть города, словно из другого мира, - как будто заглянули за кулисы этой страны. На ступеньки городской набережной, разогнав пеликанов, выползли огромные морские львы. Невероятно грязный, обезображенный катарактой бродяжка за сто песо устраивал для публики целое представление. Набрав на близлежащем рынке ведро рыбьей требухи, он подзывает клыкастого гиганта и ловко шлепает по носу. Лев разевает пасть и утробно рычит - толпа шарахается в сторону. Бродяжка выпячивает грудь, вытягивает одну руку вперед, другую назад и в этой невероятной позе гордо вышагивает по набережной. Но все равно денег ему, кажется, дали только мы.

Перекусив на рыбном рынке какой-то необыкновенной похлебкой из морских моллюсков, гадов и пресмыкающихся, уже в сумерках мы наткнулись на местного певца, продающего собственные песни. Он долго что-то у нас выспрашивал, так ничего и не понял, подписал свою пластинку и на прощание обнял. Уже в самолете мы показали пластинку Олесе, корреспондентке РИА.

- Русские и Чили: почему мы не дружим? Хосе Франк, - прочитала Олеся. Посмотрела на нас и тоже спросила:

- Действительно, почему? Мы ведь так близки друг другу.

Марат Хайруллин, фото Татьяны Павловой
Москва - Кабо-Верде - Сантьяго - Антофагаста - Касабланка - Москва









P.S. Перед выходными, в день инаугурации нового чилийского президента, страну опять трясло на 7 баллов. Приняв присягу, Себастьян Пинера объявил в стране “предкатастрофное состояние”. Наша страна вновь одной из первых пришла на помощь - буквально на следующий день, в субботу, госпиталь МЧС отправили в Чили.
Просмотров: 1035
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.